Будь здорова: разделы

Глянец и чувства

    Ведь под всем этим, под всей этой красотой и гламурностью ничего нет! – рассуждала я, нервно прикуривая одну сигарету от другой...

    Поделиться
    Отправить

    - Ненавижу «мажоров»! – с жаром сказала подруга, проводив взглядом мальчика-как-с-обложки.

    Делаю вид, что рассматриваю кирпичную кладку ближайшего дома, и оставляю ее заявление без комментариев.

    Честно и откровенно говоря, сама я отношусь к так называемым «мажорам» (от шевчуковских «Мальчиков-мажоров») так же, как и вышеуказанная девушка. Только вот последние месяца два приходится тактично об этом помалкивать: мой молодой человек принадлежал именно к этой категории граждан.

    ***

    Все началось с панк-концерта, где я танцевала прямо босиком, чем и привлекла его внимание.

    • А педикюр не боитесь испортить? – прокричал мне в ухо мужской голос.

    Я повернулась, приготовив что-то резкое в ответ, но, увидев восхищенные глаза молодого человека, тут же забыла реплику и улыбнулась.

    • Вообще я по таким местам очень редко хожу, – оправдывался Павел (прекрасное имя!), провожая меня домой.

    У подъезда он чмокнул меня в щеку, и его длинные волосы слегка коснулись моего лица. Я поняла, что пропала. Какой же он классный! Готова, что угодно сделать, только бы у нас завязались отношения.

    Отношения действительно завязались. Причем по накалу страстей они не уступали всем мексиканским сериалам вместе взятым. «Когда я думаю о нем, мне от счастья становится больно дышать», – ничуть не преувеличивая, я могла хоть тысячу раз подписаться под этой фразой кого-то из звезд Голливуда.

    На работе мы только и делали, что общались по аське. Вечера проходили в бесконечных разговорах по телефону, если, конечно, Паша не был занят поиском новой пары джинсов с потертостями там-то и сям-то, посещением косметолога или чем-либо подобным. Выходные пролетали в сексуальном угаре. Даже в пять утра, у нас все еще кипела кровь и хотелось еще и еще... Ручаюсь, любой порно-магнат полжизни бы отдал, чтобы заполучить в свой фильм такую пару! А по пятницам мы устраивали пафосное «свидание» – то есть не просто где-нибудь встречались, а в обязательном порядке «демонстрировали себя» в какой-нибудь кофейне или клубе.

    • Может, просто погуляем? Пойдем в парк, поваляемся на травке... – предложила я в очень солнечный день.

    • Нет, нет, – запротестовал мой ненаглядный, – Во-первых, я в белых штанах, их стирать нельзя, только сухая чистка, это же Boss! И вообще, какое удовольствие в лежанье на грязном газоне, когда можно цивилизованно попить свежевыжатый сок на террасе?

    • Ну, надоело уже! Все эти террасы, они так похожи одна на другую! И меню даже одинаковое приносят!

    • Зато там приятно находиться! – не уступал бойфренд.

    • Может, сходим в Проект ОГИ? – это была последняя попытка сменить наше местообитание.

    • В эту студенческую столовую для алкоголиков? – Паша сморщил нос. – Ни за что!

    В очередной раз я покорно поплелась в заведение со стандартным евроремонтом, дизайном, меню и ингредиентами для его реализации.

    • Десертик к кофе не желаете? – в который раз поинтересовался официант, преданно улыбаясь.

    • Молодой человек, третий раз повторяю – нет. Еще раз спросите, придется вам прочистить уши вилкой! – вскипела я.

    Моя пассия чуть не подавилась тирамису.

    • Слушай, ты не со своими друзьями панками! Поделикатнее можно быть?

    Тут-то розовые очки у меня с носа и сползли...

    • Знаешь, давно хотела тебе сказать! Мне не нравится ни одно место, куда я с тобой ходила! Везде все как по шаблону: публика, их одежда и даже выражения их лиц! Инкубатор какой-то просто!

    • Лично мне приятно, когда вокруг дорого и стильно одетые люди, – поедая пирожное, вещал Паша, – у которых на лицах... – он замялся, подбирая нужное слово, – Да, полная гармония! Чего, кстати, у тебя не наблюдается!

    • Живот втяни, – отрезала я, окончательно разозлившись, – А то от десертов у тебя уже пузо намечается!

    Неожиданно пришло очень ясное понимание того, что между нами огромная пропасть. Мне никогда не найдется места в его жизни, а ему ни за что не вписаться в мою систему координат.

    Через две недели, в течение которых Паша ссылался на крайнюю занятость и почти со мной не разговаривал, мне удалось вытащить его на откровенный разговор.

    • Знаешь, я подумал, ну... – он запинался на каждом слове, – Ну... так дальше невозможно...

    • Мы расстаемся, – подытожила за него я.

    • Да, именно это я и хотел сказать! – облегченно вздохнул молодой человек.

    • Спасибо за уделенное мне время, – сухо ответила я и ушла, оставив свою «любовь» медитировать над чашкой с кофе.

    Вот так все бесславно закончилось, а ведь совсем недавно казалось, что это на всю жизнь. И тут я вспомнила, как меня раздражала его манера носить вещи чуть ли не биркой наружу, чтобы никто не сомневался, что футболка куплена в бутике, питаться только в заведениях, одобренных ресторанными критиками журнала «Афиша», читать и смотреть непременно модное, даже если не нравится.

    • Ведь под всем этим, под всей этой красотой и гламурностью ничего нет! – рассуждала я, нервно прикуривая одну сигарету от другой, – Ни индивидуальности, ни характера, ни мнения, ни стиля! Сплошные штампы, как при поточном производстве товара...

    ***

    • Знаешь, я тоже терпеть не могу «мажоров», – ни с того ни с сего сообщаю подруге, пока мы ждем заказ в ПирОГИ.

    • С чего это ты вдруг? – удивляется она.

    • Да так, близость Третьяковского проезда навеяла...