Будь здорова: разделы

Крестьянский труд фотомоделей

Фото:
 3 минуты

    Ее звали Диана. Она училась на нашем курсе, и все девчонки шепотом передавали друг другу страшную тайну: Диана – фотомодель.

    Поделиться
    Отправить

    Есть мнение, что мужчины любят глазами. Дескать, в них до сих пор живы первобытные инстинкты, поэтому при виде вызывающе одетой пышногрудой самки они возбуждаются, стремятся завоевать ее и унести в свою двухкомнатную пещеру. Из этого вроде как следует, что женщины, которые хотят добиться счастья в личной жизни, просто обязаны уделять повышенное внимание своей внешности: придирчиво выбирать наряды, активно использовать косметику, постоянно выщипывать брови и подпиливать ногти.

    Лично мне эта теория всегда казалась весьма сомнительной. Не то чтобы я был ярым противником женской красоты. Но когда поклонение этой красоте доводят до абсурда, как-то становится не по себе. Взять хотя бы обязательный женский вопрос при встрече «Ну и как я сегодня выгляжу?» Беда в том, что даже если ты буркнешь: «Замечательно!», подробного допроса не избежать. Нужно непременно вычислить, в чем именно заключаются благотворные изменения: то ли она купила очередные туфли, то ли опробовала новую помаду, то ли чуть-чуть поменяла прическу. Без развитых дедуктивных способностей провал неизбежен.

    А еще почему-то считается, что все мужчины обожают красавиц модельной внешности. Вот уж действительно глупость! То есть в журнале «Playboy» обнаженные модели, разумеется, вызывают определенный интерес. А вот в жизни!…

    Честно признаюсь, мир модельного бизнеса я знаю довольно плохо. Как-то, знаете ли, потребности особой не было туда вторгаться. Но с одной фотомоделью я все же был знаком. Еще в студенческие годы.

    Ее звали Диана. Она училась на нашем курсе, и все девчонки шепотом передавали друг другу страшную тайну: Диана – фотомодель. Причем настоящая, та, у которой есть портфолио, серьезный контракт с агентством и, надо полагать, богатые поклонники. Сама Диана не любила лишний раз говорить о своей работе, но старалась соответствовать образу: избегала веселые студенческие компании, со вкусом рассуждала о бутиках, училась на платном отделении и была фантастически глупа. Настолько глупа, что преподаватели на экзаменах просто боялись с ней общаться. Каждый ее ответ был настолько чудовищен в своей нелепости, что бедные пожилые профессора спешили трясущейся рукой вписать в зачетку «удовл», чтобы этот кошмар поскорее закончился. «Двойку» поставить было нельзя, потому что платников не отчисляли.

    Хотя все знали, что Диана по-стахановски трудится в модельном бизнесе, долгое время никто не видел результатов этого труда. Она не мелькала в рекламных роликах по телевизору, ее образ не украшал уличные щиты, да и о показах мод с ее участием никто не слышал. И вот однажды завеса тайны приоткрылась…

    Как-то раз я приехал навестить свою бабушку. Она тогда жила в отдельной квартире на другом конце Москвы, поэтому часто выбираться к ней не получалось. Но на этот раз я решил порадовать бабулю и после учебы приехал к ней без предупреждения. Разумеется, мой внезапный визит вызвал переполох: бабушка побежала на кухню стряпать, а мне предложила в ожидании ужина почитать журналы.

    Журналов в доме у бабушки было два: «Работница» и «Крестьянка». Она выписывала их уже почти полвека и изменять традициям не собиралась. С тоской я взялся за «Крестьянку» и, проматывая выкройки и уроки макраме, стал искать хоть что-то интересное. Вдруг я увидел знакомое лицо. Сомнений быть не могло – это Диана! На одной из глянцевых страниц была помещена рекламная фотография: угол деревенского дома, явно вылепленный из папье-маше, вокруг сугробы искусственного снега, а в центре идеальная семейная пара, молодой парень в сером полушубке и Диана в розовой курточке с меховым воротником. Надо полагать, они изображали счастливых колхозников.

    Конечно же бабушка не могла понять, зачем я хочу забрать у нее свежий номер журнала «Крестьянка». Но и отказать любимому внуку не смогла. На другой день все мои университетские друзья увлеченно рассматривали эту чудесную фотографию. А Диана никак не могла понять, почему все стали оборачиваться, когда она проходит мимо.

    И дело даже не в том, что фотомоделям зазорно сниматься для журналов «Работница» и «Крестьянка». Вовсе нет. Проблема в том, что Диана абсолютно не была привлекательной. Это был такой тип холодной и тупой красоты. Блеск не золота, а скальпеля. И едва ли эта красота принесла ей что-то, кроме денег.

    Она с грехом пополам все же закончила университет. Думаю, что ее цена на рынке невест для богачей резко возросла. Потому что теперь она не просто модель, а модель с высшим филологическим образованием. Это, знаете ли, ценится. Возможно, она уже давно замужем за директором какого-нибудь банка, живет на Рублевке и проводит время за шоппингом и походами в солярий. Но я бы не советовал ей завидовать. Потому что, как это ни банально, счастье вовсе не в количестве денег мужа на кредитной карте. И всего за несколько лет большинство менее красивых однокурсниц Дианы сумели добиться настоящих успехов в жизни. Даже несмотря на то, что их фотографии никогда не печатали в журнале «Крестьянка».

    Будь здорова: разделы
    Связанные статьи
    Медпортал нашел для вас 4 связанные статьи
    Пища для ума

    Увидеть и завязать: 7 лучших антиалкогольных фильмов

    Тема пьянства никогда не была чужда кинематографистам, поэтому существует море фильмов, где очень доходчиво объясняется, чем чревато злоупотребление спиртными напитками.

    Психология

    Как не стать жертвой

    ... специалисты считают, что существует несколько психологических типов женщин, которые вернее других могут стать жертвами изнасилования, даже когда ни водкой, ни незнакомцами не пахло.

    Психология

    Вирус одиночества

    «Никто меня и не любит, и правильно: как можно любить такую кривоногую, глупую, не знающую английского языка и ничего не добившуюся в жизни»

    Проверено на себе

    Как гламурная барышня в поход ходила

    Представив себя пьющей спирт в горнолыжных штанах и шерстяной шапочке под зонтиком в середине мая, я чуть не разрыдалась.