Кто будет жить в светлом будущем

«Я не хочу достичь бессмертия своей работой – я хочу достичь его, не умирая», – вслед за Вуди Алленом под этой фразой подписались бы, наверное, сторонники трансгуманизма и иммортализма. Такими звучными, торжественными словами называется мировоззрение, приверженцы которого уверены в том, что в будущем – и не таком уж отдалённом – будут найдены способы преодолеть пределы человеческих возможностей, заданные бренным телом и ограниченным разумом. Вплоть до самого настоящего бессмертия.

Согласно определению Всемирной Трансгуманистической Ассоциации, трансгуманизм – это:

1. Изучение результатов, перспектив и потенциальных опасностей использования науки, технологий, творчества и других способов преодоления фундаментальных пределов человеческих возможностей.

2. Рациональное и культурное движение, утверждающее возможность и желательность фундаментальных изменений в положении человека с помощью достижений разума, особенно с использованием технологий, чтобы ликвидировать старение и значительно усилить умственные, физические и психологические возможности человека.

Впрочем, почему «вплоть до»? На фоне других штучек, о которых трансгуманисты говорят на полном серьёзе, бессмертие выглядит вполне невинно.

Почти фантастика

Они предрекают эволюцию человека (Homo Sapiens) в «постчеловека», который, строго говоря, человеком уже и не будет, а, например, будет существовать вне тела, в виде компьютерной информации. Или ещё как-нибудь. Если уже для трансчеловека, то есть, всего лишь переходной стадии от человека нынешнего к постчеловеку, предрекаются бесполость, искусственное размножение и даже распределённая индивидуальность, то в мир постлюдей и заглядывать-то боязно.

Трансгуманисты честно сознаются, что не знают, каким будет постчеловек, подобно тому, как наши почтенные хвостатые предки не знали, какими будем мы. Разница в том, что обезьяна, впервые использовавшая палку, чтобы сбить банан, сделала это, чтобы сбить банан, а не во имя появления на свете Человека Разумного. Трансгуманисты же стремятся к «выведению» постчеловека осознанно и целенаправленно. Некоторые даже сами надеются когда-нибудь стать постлюдьми.

В футуристических прогнозах трансгуманистов важная роль отводится нанотехнологиям – то есть технологиям, позволяющим манипулировать веществом на уровне атомов. Скажем, превращать нечистоты в конфетку. Или старые, нежизнеспособные клетки человеческого организма – в новые и полные сил. Причём делать это быстро и дёшево. Таким образом, будет решена проблема нехватки ресурсов, обеспечено оживление пациентов, находящихся в криогенном анабиозе, и многое другое.

Многие из трансгумнистов полагают, что в самые ближайшие десятилетия (точнее, приблизительно к 2030 году) техническое развитие достигнет скорости, которая на графике будет выглядеть почти как отвесная вертикаль – это называется сингулярностью. Момент перехода открывает невообразимые возможности, но он же чреват колоссальными рисками. Очень грубо эти риски можно поделить на две категории – опасность использования человечеством своего всемогущества для самоуничтожения и опасность возникновения нечеловеческого сверхразума, дружественность которого нам никто гарантировать не может.

Трансгуманисты считают, что предотвратить катастрофу можно. Для этого они предлагают уже сейчас начинать готовиться к «прыжку», занимаясь просвещением, обдумывая и лоббируя практические меры, такие, в частности, как урегулирование юридических неясностей в связи с клонированием человека или криогенной заморозкой, развивая в себе новые возможности, и так далее. Что ж, миссия вполне благородная.

Вопросы без ответов

Если оставить в стороне сомнения естественнонаучного характера, то главная слабость трансгуманистов состоит в том, что они не знают, каким конкретно будет мир будущего, к которому они так стремятся.

Например, одно из направлений трансгуманизма – «конструирование рая» (paradise engineering) – замахивается на управление эмоциями вплоть до стимулирования центров удовольствия головного мозга ненаркотическими препаратами, что позволит переживать бесконечное наслаждение и невероятный восторг.

Как известно, лабораторная крыса, которую научили стимулировать себе центр удовольствия, умерла от голода. Трансгуманизм отвечает на это, что человеку будущего будут доступны многие удовольствия, но основным мотивом его действий будет разумная целесообразность, а не «погоня за кайфом».

Но откуда возьмутся цели? К чему будет стремиться человек, победивший смерть, избавившийся от страданий, не снедаемый страстями и умеющий делать себе очень приятно без помощи других, при этом бесполый – следовательно, в сексе не нуждающийся? Что побудит его к творчеству, к созиданию? Ответа на этот вопрос трансгуманизм не даёт.

Данила Медведев, эксперт Российского Трансгуманистического Движения:

- Вместо удовольствия будет целесообразность. Смысл этой точки зрения в том, что возможен рациональный анализ любой задачи, вопроса, проблемы, и его результат будет правильнее и точнее, чем эмоциональная реакция. Поэтому, получив возможность сколь угодно тщательно продумывать любой вопрос (за короткое время – благодаря усилению интеллекта), люди (транслюди/постлюди) перестанут руководствоваться эмоциями. В конце концов, люди совсем откажутся от эмоций.

- За что вы так не любите людей?

- Я люблю людей, но ненавижу человеческое в них. Ненавижу за несовершенство. Некоторые трансгуманисты не самоидентифицируют себя как людей. Мы считаем себя разумами в человеческих телах. И это очень неприятно. В современном мире уже почти все, а не только трансгуманисты, ассоциируют себя с личностью, а не с телом. Просто мы не боимся говорить открыто о том, что из этого следует. Разум – это информационная система. А информация не субстанциальна и поэтому может быть связана с любым материальным носителем.

- То есть, задача тела – не мешать разуму? Может, лучше вообще как-нибудь от него отделаться?

- Наша задача – сделать так, чтобы оно не мешало разуму. Поэтому отделаться от тела надо не «как-нибудь», а с улучшением всех параметров существования разума, включая все возможности, которые есть сейчас, и максимально их расширяя.

Почему я не пойду в трансгуманисты

В трансгуманизме много разумного, доброго, вечного. Действительно, разве плохо жить дольше, мочь, знать и уметь больше, быть умнее и здоровее? Конечно, это здорово! Разве не замечательна возможность осознанно управлять собственным существованием? Разумеется, она прекрасна! В будущем.

А здесь-и-сейчас для этого требуется делать слишком много необычных и порой утомительных вещей. Думая о своей смерти, которая естественным образом наступит, может быть, ещё только через полвека, заключить договор о криосохранении (это возможно уже сейчас). Носить с собой «сенсорный костюм» – устройства для аудио- и видеозаписи собственной жизни. Принимать препараты для улучшения настроения, ноотропы, витамины, БАДы и гормоны, не говоря уже о том, чтобы заниматься спортом, придерживаться здорового питания и бросить курить и пить. Перестать воспринимать сегодняшние ценности и проблемы всерьёз. Постоянно учиться, без конца и без остановки, овладевать хитрыми психотехниками и приёмами работы с информацией, «тренировать» мозг, понимая, что иначе можно не суметь конкурировать с искусственным интеллектом. Короче говоря, стремиться к совершенству.

В общем, как сказал тот же Вуди Аллен, «чтобы дожить до ста лет, нужно отказаться от всего, ради чего хочется дожить до ста лет».

Ну, и главное. Если пришествие постлюдей неизбежно, как результат очередного этапа эволюции – что ж, так тому и быть. Но я палец о палец не ударю ради приближения этого момента или, тем паче, ради собственной трансформации в существо, о котором неизвестно даже, каким оно будет. Потому что я – человек, и меня это вполне устраивает.

Женя Харт