Уж замуж невтерпеж

Необходимость написать статью на глобальную тему меня всегда повергает в ступор. Можно ли исчерпывающе раскрыть на полутора страницах темы «что такое счастье», или «возможен ли мир во всем мире»? Не стоит и пытаться. Поэтому, когда мне предложили написать текст о том, почему женщины хотят замуж, я крепко задумался. Что тут можно написать, кроме набора банальностей?

... можно предположить, что мужчина заключает брак с женщиной, а женщина – с государством и обществом...

Я позвонил бывшей жене, и спросил у нее: «дорогая, ты не помнишь, зачем мы поженились?». Бывшая жена хихикнула, и напомнила о том, что в тот момент, когда возникла идея о женитьбе, мы были крепко пьяны.  

Сорокалетняя незамужняя приятельница, у которой я поинтересовался мотивациями для возможного вступления в брак, сообщила мне, что там уже была, и больше туда не пойдет.

Мне не оставалось ничего, как устроить опрос в своем Интернет-дневнике. Задавать вопрос только дамам показалось несправедливым, и я спросил всех: и гетеросексуальных женщин, и гетеросексуальных мужчин, и гомосексуалов обоих полов.

Я предполагал, что в стремлениях к алтарю невесты будут руководствоваться романтическими  мотивами, женихи же будут более практичны.

Прогнозы сбылись с точностью до наоборот: большинство мужчин хотели бы доказать походом в ЗАГС свою любовь избраннице, некоторые хотели  обрести тихую гавань, многие сказали, что такой ход событий показался им наиболее естественным: женились так, как дарят цветы любимой – без размышлений «зачем».

Дамы же без запинки перечислили правовые аспекты брака: права наследования, опекунства, отношений с родственниками, страховки и налоги, а также остальные двести прав, получаемых в браке, лидировали в причинах, по которым стоило бы надеть свадебное платье.

Социальная  проблематика гомосексуалов вообще остается в зоне «слепого пятна» и общества, и закона: двое могут прожить вместе всю жизнь, но в случае смерти одного из партнеров пожилой, никому не нужный человек может оказаться на улице, право на опекунство совместно воспитанного ребенка закон отдаст не тому, кто воспитывал его, а биологическим родственникам.

Список можно продолжать до бесконечности, и он ничем не будет отличаться от списка проблем, которые могут встать перед «нерасписанной» гетеросексуальной парой.

Не претендуя на истину, а лишь в качестве рабочей гипотезы, можно предположить, что мужчина заключает брак с женщиной, а женщина – с государством и обществом, которые устроены так, что женщине удобней находиться в браке. Это помогает избежать достаточно большого количества острых углов. Интересно, что опрошенные гомосексуалы вступили бы в брак со своими спутниками жизни точно по тем же причинам, что и гетеросексуальные женщины в брак традиционный: основным мотивом является желание оградить свою семью от превратностей судьбы.

В нашем обществе женщины традиционно менее защищены, чем мужчины. Еще двадцать лет назад незамужняя дама «за двадцать пять» вызывала у окружающих что-то среднее между презрением и жалостью к «неудачнице». Наличие в социальном активе мужа легитимизировало женщину в глазах социума, делало ее «полноценным человеком».

Не лучше было и отношения к матерям-одиночкам – оно колебалось от обвинения в развратности до признания проигрыша в «великой войне полов»: жизнь не удалась, вот и родила ребеночка, чтоб одной не стариться. Думаю, многие помнят пронзительный монолог героини Ахеджаковой в фильме «Гараж».

Сейчас мать-одиночку вряд ли подвергнут общественному остракизму, многие принимают решение родить без мужа осознанно, но общая ситуация пока оставляет желать лучшего.

До сих пор женщина, находящаяся вне брака, остается социально более уязвимой, чем мужчина в аналогичной позиции. Наличие двойных стандартов в этом отношении выражается даже в языковых маркерах: не состоящий в браке мужчина средних лет – «холостяк», женщина же – «старая дева».

Если верить исследователям, в частности, антропологу Гейл Рубин: брак когда-то возник, как средство социального контакта, в основе которого лежал межплеменной обмен женщинами. Подобные взаимные дары, приводящие к кровному родству, служили для установления мира, объединения разрозненных племен в более крупные социальные образования. Внутри брачного союза происходило разделение труда по половому признаку, появлялись «мужские» и «женские» профессии. Возникало подчинение женщины – мужчине, женская сексуальность ограничивалась (у некоторых народов до сих пор практикуется клиторэктомия, лишающая женщину возможности испытывать оргазм). Это было связано с тем, что именно мужчины являлись субъектами обмена, они принимали решения.

До сих пор имеет хождение сакраментальная фраза «миром правят белые гетеросексуальные мужчины среднего возраста».

Сегодня социальные механизмы, за счет которых человечество выживало раньше, потеряли свою актуальность. Грань между «мужскими» и «женскими» социальными ролями стирается, общество (по крайней мере, формально) дает равные права полам. Супружество становится союзом равных. Любовь давно уже стала возможной не только в браке, внебрачных детей давно уже не называют незаконнорожденными, и уж тем более никто в европейском обществе не обменивается женщинами для улучшения клановых отношений.

Нравится нам это, или нет, но стартует эпоха «синглов» – все меньше людей стремится вступать в брак, воспитывая детей вне классической модели семьи, и эта тенденция ярче видна в тех странах, в которых права человека охраняются не декларативно, а реально. Брак превращается в один из многих инструментов юридической защиты, и когда-нибудь превратится просто в красивую традицию.

Ведь, как сказала одна моя знакомая, владелица крупного производства – «девочки всегда будут хотеть красивое белое платье».

Алмат Малатов