Моногамия против полигамии

Когда речь заходит о полигамии и открытом браке, обычно представляются  люди-кролики, которые не спят, не едят, не работают, но непрерывно и лихорадочно совокупляются.

Нет ничего нелепее убеждения, будто полигамные люди «против моногамии».

Животные в большинстве своём полигамны, и вид homo sapiens не относится к числу исключений. Распространенный миф приписывает тягу к сексуальному разнообразию только мужчинам. Однако женщины в широте любовного кругозора лишь ненамного отстают от сильного пола. Разница скорее в том, как это проявляется: если «биологическая программа» самца (в том числе и человека) нацелена на то, чтобы оплодотворить как можно больше самок, то в свою самка стремится соблазнить как можно больше самцов, чтобы выбрать из них самого-самого.

Но человек – на то и царь природы, чтобы уметь обманывать собственную натуру. Дело в том, что при аграрном и при промышленном способе производства для успешного выживания и благополучного существования общества количество потомства было гораздо важнее его «качества».

Словарик

Полигамия — брак с участием более чем двух партнёров. Под браком понимается совместное проживание, ведение общего хозяйства и совместное воспитание детей при их наличии. Варианты полигамии: полигиния — многожёнство, полиандрия — многомужество. Бывают и более сложные модели групповых (клановых) браков.

Полиамория — любовные отношения с участием более чем двух партнёров. Постоянные, длительные, предполагающие глубокую эмоциональную связь отношения, в которых хотя бы один из партнёров не состоит в браке с другими.

Открытый брак, открытые отношения — ситуация, в которой хотя бы один из супругов (партнёров) вступает в относительно краткосрочные или «лёгкие» любовные отношения с другими людьми.

Свинг — отношения двух основных партнёров, в которых они периодически занимаются «спортивным» сексом с другими людьми или парами. Отличие свинга от полигамии, полиамории и открытых отношений в том, что свинг не предполагает эмоциональной связи со случайными сексуальными партнёрами.

Максимальный прирост населения достигается в моногамной модели брака, когда муж обеспечивает семью, снимая тем самым с женщины заботу о прокорме потомства и давая ей возможность рожать хоть каждый год. При этом обуздывать людские страсти и поддерживать моногамию приходилось насильно – религиозными, законодательными и моральными запретами. Исключения делались только для сильных мира сего – например, в виде права первой брачной ночи или эксклюзивных разрешений на развод. И всё равно во все века, невзирая на страх наказания, и мужья, и жёны хаживали «налево». Так что, выходит, моногамии спариваний, в отличие от моногамии брака, в человеческом обществе не существовало никогда.

У кочевых племён всё было не так. Им изначально было нужно «качество»: сильные, ловкие, стойкие к тяготам беспокойной жизни воины и выносливые женщины им подстать. Задача повышения «качества» потомства решается через полигамию, дающую возможность носителям наилучшего «генетического материала» рано или поздно, после ряда проб и ошибок, встретиться и родить детей. В постиндустриальную эпоху человечеству снова понадобилось не число, а уменье: в этой жизни добиваются успеха и «толкают» мир вперёд самые умные, талантливые, и креативные.

Вот почему моногамный брак – один на всю жизнь – постепенно перестаёт быть единственно допустимой формой любовных отношений и семьи.  «Последовательная полигамия», то есть вступление в новые отношения по окончании старых (проще говоря, развод) легализована уже довольно давно; мать, воспитывающая ребёнка одна, тоже уже никого не удивляет; а в конце 60-х хиппи рассказали миру о свободной любви.

Полигамия: pro…

Жили-были муж с женой. И в один прекрасный день жене случилось влюбиться – Амур, забавляясь спортивной стрельбой из лука, забывает учесть принятые в обществе правила и нормы. Что делать бедной женщине? Бросить мужа – любимого, близкого человека ради внезапно вспыхнувшей страсти, лишив обоих друг друга, и уйти к любовнику? Наступить на горло собственной песне и затоптать, растерзать новую любовь? Бегать на тайные свидания и лгать? Любое решение, которое даёт моногамия, заставляет страдать всех троих.

А ведь счастье так близко, так возможно. Достаточно всего лишь выпрыгнуть за красные флажки «моральных устоев» в мир, где любви не бывает слишком много, где любить – можно, а врать – не нужно. В этом мире жёны не читают тайком sms-ки в телефонах мужей, а мужья за пивом не перемывают кости своим благоверным, поскольку любовная измена в нём – такая же подлость, как и везде. Просто в этом мире верность не в штанах, а в головах.

…et contra

Во-первых, полигамы – не ангелы во плоти и не бесчувственные сухари. С ревностью они тоже знакомы не понаслышке. Когда любимый, чмокнув в щёчку, отправляется на свидание с той, которая моложе и стройнее, сердце нет-нет, да и кольнёт. Разница между моногамной и полигамной этикой в том, что первая оправдывает ревность, а то и возводит её в ранг доблести, объявляя чуть ли не признаком любви, в полигамии же она считается «грехом» и, в каком-то смысле, насилием по отношению к партнёру. Зная, что ревновать дурно, побороть демона становится куда проще: «я люблю его, я хочу, чтобы ему было хорошо, и поэтому я не позволю себе страдать из-за того, что хорошо ему». Но когда демон оказывается всё же сильнее и справиться с ревностью не удаётся, жизнь в полигамном союзе превращается в кромешный ад.

Во-вторых, как справедливо заметил Михайло Ломоносов, «ежели в одном месте чего-то прибавится, то в другом месте непременно убавится». То, что экономисты называют ограниченностью ресурсов – второй злейший враг полигама. Каждый партнёр требует внимания и заботы, а в сутках всего 24 часа, из которых, за вычетом времени на сон, работу и неотложные дела, на личную жизнь остаётся с гулькин нос. Правда, до сих пор никому не пришло в голову обвинить женщину, решившую родить второго ребёнка, в безответственности и эгоизме на том основании, что это отнимет у первого часть её материнского тепла. Если люди могут организовать свою жизнь так, чтобы из двоих-троих детей никто не чувствовал себя обделённым и брошенным – отчего же так трудно поверить в возможность поддержания полноценных любовных отношений с более чем одним партнёром?

Думайте сами, решайте сами…

Нет ничего нелепее убеждения, будто полигамные люди «против моногамии». На самом деле они против лжи и насилия над чувствами. Вам хорошо вдвоём, вам никто не нужен, вам обоим в голову не приходит мысль о связи «на стороне» просто потому что не хочется? Совет вам да любовь!

Но если чего-то не хватает, если отношения тронула ржавчина скуки и однообразия, и вам уже случалось, воровато пряча глаза, торопливо закрывать окошко icq при приближении к монитору родного мужа, врать жене про командировки и поздние совещания, с кровью и мясом отрывать кусочек собственного сердца, потому что «прости, я женат» — полноте, вы уже полигамны. Может быть, стоит хотя бы подумать о том, чтобы что-то поменять? Хотя бы в мыслях допустить возможность жить иначе? Может статься, что, взвесив всё, вы сочтёте трудности свободных отношений чрезмерными, а преимущества недостаточно весомыми. Но это будет ваш выбор, один из великого множества возможных, а не принудительное втискивание в неизвестно кем придуманное прокрустово ложе якобы единственно верного для всех способа любить. В конце концов, ведь моногамия – это просто частный случай полигамии, где число партнёров N=1.

Женя Харт