Как не стать жертвой сплетника

Говорить о себе – такое приятное занятие, что самый сдержанный из нас нет-нет да и выболтает доброжелательному слушателю какую-либо приватную информацию. Уважит ли душа-человек ваше право на конфеденциальность или нет, покажет время. Существует немалая вероятность того, что вы опрометчиво разоткровенничались со сплетником.

Что такое сплетня?

Если верить Толковому словарю, сплетня – это слух, распространяемый на основе неверных, неточных или измышленных сведений. Неточность возникает из-за погрешностей, которые неизбежны при многократном устном копировании информации. Иными словами, каждый участник этого увлекательного процесса вносит свою лепту, интерпретируя сплетню по-своему, дополняя ее надуманными подробностями. Конечный продукт эволюции отличается от вашего откровения, как Леонардо ди Каприо от кроманьонца. Хотя сходные черты, конечно, присутствуют: голова, две руки, две ноги.

Самое неприятное, что некоторая схожесть с исходником лишь придает сплетне правдоподобия. Например, моя знакомая устроила любимую бабушку в престижный пансионат для пожилых людей. Восьмидесятипятилетняя старушка, страдающая гипертонией и склерозом, упорно отказывалась переезжать к внукам и правнукам. Зато в ее собственной квартирке регулярно полыхали занавески, занявшиеся от невыключенной плиты, мирно выходила из берегов ванна, постоянно терялись ключи. Имена и лица половины родственников вылетели у старой женщины из головы – так что попасть к ней в гости и проверить, как дела, порой оказывалось затруднительно.

Пансион, сочетающий проживание в отдельной квартирке с круглосуточным медицинским наблюдением, показался моей знакомой идеальным вариантом. Вложив солидную сумму, девушка решила проблемы бабушки – и поделилась радостью с сослуживицей.

Коллега оказалась энтузиастом сплетни. Спустя неделю общественное мнение единодушно порицало неблагодарную и корыстную внучку, сплавившую несчастную старушку в сумасшедший дом. «Так я же… я как лучше…», - лепетала внучка. «А бабушка ваша где сейчас? – осведомлялась общественность. – В пансионате, говорите? Ну вот видите».

Как это работает

У сплетни всегда есть важная функция: осуждение того, о ком она повествует. Положительные качества «героя» приуменьшаются: «а мы не знаем, о ком она больше печется – о бабушкином здоровье или о своем спокойствии». Хорошим поступкам приписывается обесценивающая мотивация – «сдала бедную старушку в дом престарелых, чтобы заграбастать квартиру». А вот недостатки, напротив, раздуваются до размеров слона: «Вы видели – она не поздоровалась с начальником?! Ей и бабушку укокошить ничего не стоит».

Опрос фонда «Общественное мнение» дал расплывчатое заключение о том, что три четверти россиян скорее не верят слухам, чем верят.

Тем не менее, ежедневное общение людей на  20-60% состоит из такого упоительного занятия, как пересуды. Причем сплетням, поступившим от родных и друзей, доверяют 27% опрошенных.

Понятно, что на фоне старательно раздутых чужих пороков добродетели самих сплетников способны засиять всеми гранями. Но это в общем-то не самое страшное. Хуже другое: что информация о герое сплетни выкладывается исподтишка, поэтому человек лишен возможности объяснить свое поведение. А кроме того сплетня формирует у окружающих предвзятое мнение о человеке.

В последнее время набирает популярность оригинальная точка зрения о пользе сплетен. Почему? Во-первых, участники процесса получают массу ценной детальной информации. Во-вторых, перемывая чужие косточки, люди подпитывают чувство собственного достоинства – «я бы никогда не отправил бабушку умирать в дом престарелых». В-третьих, осуждение стороннего лица способствует сближению собеседников и укрепляет дружеские связи, что, согласитесь, немаловажно в наши равнодушные времена.

Звучит убедительно. Так и хочется жать руки любителям пересудов и желать успехов на поприще личностного роста. До тех пор, пока сплетнику на зубок не попадете вы или ваши близкие - не имея ни малейшего желания укреплять чьи-то дружеские связи за свой счет.

Гигиена общения

О том, как уберечься от сплетен, написано немало статей, смысл которых сводится к двум-трем простым советам.

- Не делиться личными проблемами – «я два месяца не могу забеременеть, интересно, кто виноват – я или муж».

- Не провоцировать, сообщая, что до смены пола вас звали Ефросинья Кузьминична.

- Став объектом сплетен, не лезть в драку и не объясняться. Попытки оправдаться дадут новую пищу для пересудов. Существует теория, согласно которой слух живет 75 дней: можно утешаться тем, что через два-три месяца о вас забудут.

Разумеется, соблюдение подобных правил требует железной самодисциплины, потому что до поры до времени рассказывать о себе – приятно. Кроме содержания себя в вербальной строгости, нужно знать в лицо тех, кто сдаст вашу несдержанную болтовню первому встречному слушателю. Помимо давно изученного «сплетника обыкновенного», возвышающего себя путем принижения других, существует  четыре любопытных подвида вредных говорунов.

А поговорить?

«Тетя Валя на лавочке». Обожают обсуждать чужие дела и перекраивать информацию на свой лад люди, скажем так, с ограниченным кругозором. За неспособностью к разговорам на абстрактные темы, они пользуются тем, что само идет в руки. Их глубоко волнует не симфоническая музыка, а запонки дирижера.

Безобидные представители этой прослойки, собираясь вместе, показывают друг другу картинки из мобильника и слушают - оттуда же – веселые песенки. Товарищи же, способные истрепать ваше имя до дыр, с жаром обсуждают новость о том, что Майкл Джексон оказался подкидышем с Сатурна. А потом плавно переползают на дела знакомых и мусолят их до потери пульса. И даже после того, как вы с Джексоном покинете этот мир, покоя вам не будет.

Сведения о вас снабжаются самыми незамысловатыми объяснениями, которые кажутся людям с альтернативным кругозором наиболее убедительными. Отец отругал ребенка – догадывается, видать, что мальчишка не от него. Женщина делает успешную карьеру – похоже, что секса ей не хватает.

«Ой, что я знаю!». Это народ с ненасытной потребностью в сенсациях и рукоплесканиях. Из своей жизни эти граждане выудили все мало-мальски эффектное, сорвали аплодисменты. Теперь паразитируют на окружающих, выслеживая добычу в любой беседе.

Если кто-то козыряет перед вами своей осведомленностью – «а ты знаешь, что Иванов из отдела снабжения вытирает руки о занавески?» - держите язык за зубами. За Ивановым, который неосмотрительно поправил занавеску, последуете вы, товарищ Сидоров. «А ты знаешь, что Сидоров, услышав про Иванова, извинился и быстро ушел? У них роман, что ли, ты не в курсе?»

Эти, в общем-то, неплохие люди часто бывают сочувствующими слушателями, но лучше не подвергать их искушению, рассказывая что-то на ушко. После приятной внутренней борьбы они - по секрету - начнут передавать вашу тайну, и каждое восклицание "да ты что? не может быть!" будет питать их чувство значительности и причастности.

«Откровенность без границ». Поразительный вид, открытый мною недавно. Люди, в принципе лишенные чувства интимности и приватности.

Их можно узнать по легкости, с  которой они распахивают душу любому едва знакомому человеку. По непринужденности, с которой они выкладывают самые нескромные подробности - душевные или физиологические, о которых должны знать разве что духовник или лечащий врач.

«У меня такие проблемы с мамой, - на вечеринке к Оле подсела случайная знакомая Наташа, - знаешь, она выпивает и таскает деньги у меня из кошелька». «Наверное, я очень располагаю к себе людей», - думает огорошенная Оля и отвечает откровенностью на откровенность, делясь обидами на собственных родителей. Наташина коллекция пополняется еще одной историей, которую она обсуждает со всеми желающими – наряду с собственными, невыдуманными бедами.

Не сомневайтесь, что любая информация, которой вы поделитесь с таким человеком, станет достоянием гласности. Потому что он не подозревает о наличии чужих границ, которые следует оберегать - так как представление о собственных границах у него так же размыто.

«Эти забавные двуногие». Представители этого подвида характерны тем, что к личным границам относятся ревниво. А ваши тайны разглашают просто чтобы заполнить паузу в разговоре. Без явного удовольствия, даже равнодушно – словно читают вслух инструкцию к микроволновке. 

Дело в том, что эти сплетники обладают низкой способностью к эмпатии. Они не могут почувствовать вашу боль или обиду как свою. Такие люди не видят живого человека в том, кому могут нанести вред, распуская сплетни. Чувства и дела окружающих кажутся им ненастоящими, чуть ли не игрушечными.

Человеку свойственно делиться своими проблемами с другими людьми, стремиться к теплоте и близости, искать эмоциональной поддержки. Но если у вас есть надежные дружеские связи и проверенные временем собеседники (или хотя бы один), у вас не появится искушение изливать душу нечаянному слушателю.

Мария Рупасова