Мифы об эмбрионах

В середине XIX века ученые выдвинули гипотезу, что во внутриутробном развитии ребенок проходит все стадии эволюции вида. Из оплодотворенной яйцеклетки постепенно превращается в кишечнополостную гидру, потом в рыбу с жабрами, потом животным с хвостом и, наконец, становится человеком.

Уже давно доказано, что эта гипотеза мягко говоря, неточная, но фраза «онтогенез (индивидуальное развитие организма – в первую очередь, внутриутробное) повторяет филогенез (историческое развитие группы организмов)» так прочно укрепилась в сознании масс, что некоторые до сих пор в это верят.

А все началось в 1866 году, когда немецкий биолог-материалист Эрнст Геккель, изучавший радиолярий, медуз и известковых губок, решил найти доказательство теории Дарвина. Изучив разновозрастные эмбрионы человека и животных, он нашел между ними сходство. Хвост и жабры у человеческого зародыша – это неспроста, подумал Геккель. Не зря Дарвин считает, что мы произошли от животных. А что если каждое живое существо в своем собственном развитии коротко и быстро повторяет развитие своего вида?

Идея Геккеля не понравилась церковникам, зато понравились коллегам-ученым – ее переименовали в биогенетический закон. Но, к сожалению, доказать закон в его первоначальной формулировке так и не удалось. То, что считалось неоспоримым на первый взгляд, при ближайшем рассмотрении оказалось ошибочным.

В настоящее время эмбриологи пересмотрели закон Геккеля-Мюллера-Бэра, но мифы с ним связанные живы до сих пор. Их-то и будем развенчивать.

Есть ли жабры?

Казалось бы, жабры эмбриона – неоспоримое доказательство нашего места на древе эволюции. Но современные эмбриологи и анатомы обнаружили курьёз: Геккель допустил оплошность – он описывал только внешний вид эмбрионов, не вдаваясь в подробности их строения. То, что Геккель принял за жабры, у человеческого зародыша оказалось всего лишь складками ткани – предшественниками головы и шеи.

С тех пор эти складки так и называются (по традиции) жаберные дуги. Хотя правильнее их называть висцеральными от английского слова «visceral» – «внутренний», потому что из них формируются внутренние органы. Жаберных щелей, как у холоднокровных животных, у человеческих эмбрионов не образуется.

Хвостатые дети

Во всем мире известны случаи, когда рождались дети с хвостами. Многие до сих пор полагают, что это – признаки, свойственные отдаленным предкам вида Homo sapiens. В Индии такие дети считались посланниками бога-обезьяны Ханумана, и тысячи паломников приходили коснуться священного хвоста. В Европе же несчастные младенцы считались слугами нечистых сил, и участь их была незавидна.

Современные исследования показали, что хвост у таких детей – не «настоящий», в нем нет ни мышц, ни позвонков. Это просто зародышевая ткань, которая случайным образом оказалась не в том месте – мягкотканый отросток. В наши дни его удаляют у младенцев хирургическим путем.

А как же хвост?

На всех картинках эмбрионы изображены хвостатыми. Выяснилось, что у зародышей человека позвонков действительно больше, чем у взрослых людей. Если у нас их 33-34 (бывает 4 или 5 копчиковых), то в материнской утробе у малышей их закладывается 38. Потом будущий скелет немного перестраивается, и к рождению у ребенка уже столько же позвонков, как у нас с вами. Остальные редуцируются.

Но длинный «хвостик» зародыша – это не только те самые «лишние» позвонки. Просто осевой скелет, как и нервная система, растёт медленнее, чем другие органы и ткани, и поэтому закладывается сразу несколько больших размеров по сравнению со всем крошечным организмом. Вот и получается, что и позвоночник длинный, и голова большая.

Пушистые младенцы

Иногда у новорожденных можно заметить пушок на теле – лануго. Потом он исчезает (обычно лануго появляется на 28 неделе беременности, а к 40 пропадает). Может, это наследие обезьян – наших лохматых предков? Но в организме ничего не происходит просто так. Недоразвитый пушок выполняет защитную функцию. Как гласит пословица, «знал бы, где придётся упасть – солому бы подложил». Младенцам «солому подкладывает» сама природа: а вдруг придётся родиться раньше на 2-3 недели, а система терморегуляции ещё не готова к холодному воздуху. Вот и пригодится малышу пушок.

Братья наши меньшие – действительно наши братья?

Сейчас мнение эмбриологов однозначно: человеческий зародыш с самого начала – именно человек, а не кто-то другой. Конечно, нас нетрудно сравнить с другими животными: состоим из клеток, дышим кислородом, есть голова и 4 конечности, да и теория Дарвина до сих пор признана официальной. Изучая эмбрионов, ученые сопоставляют разные виды, чтобы определить их эволюционное родство. Но делают теперь это не по внешним признакам, как Геккель, а по генам, которые проявляют себя в однотипных местах зародыша. Например, в головном конце активируются гены, синтезирующие белки нервной ткани, – здесь будет мозг. Точно так же можно сравнить гены и белки печени, почек и всех других органов и тканей, чтобы понять, из каких групп зародышевых клеток что образуется.

Зародыш и плод

Когда же эмбрион считается уже плодом, и что их различает? До недавних пор считалось, что только к 10-й неделе беременности, когда сформированы почти все органы, и в дальнейшем их ждёт только рост. Сейчас же считается, что это происходит уже на 8-й неделе.

Забавная всемирная история

Не устояли перед соблазном использовать биогенетический закон Геккеля и педагоги-психологи. Так в конце 19 века появилась теория рекапитуляции Г. Холла - концепция психического развития, рассматривающая становление индивидуального сознания как сокращённое воспроизведение (повторение) исторических этапов развития сознания человеческого рода. То есть после рождения малыш, уже к тому времени пройдя «стадии животного мира», должен начать проходить этапы развития цивилизации. И что же мы наблюдаем? Сначала он учится ходить и издает нечленораздельные звуки – будто какой-нибудь доисторический человек. Потом играет в песочнице, пускает бумажные кораблики – ни дать ни взять, воспроизводит древние Египет и Финикию. Со временем осваивает простейшую механику, письменность – будто в античности или средневековье. Достижения с каждым годом становятся всё более сложными. И должно пройти немало лет, прежде чем стараниями многих учителей чадо... поступает в институт.

Мы не можем сказать, кто же прав: те, кто говорит, что наши предки – обезьяны, или кто утверждает, что человек был сотворен высшей силой в том виде, в каком находится и сейчас. Мы не ставим перед собой такие глобальные цели. Но теперь с уверенностью можно утверждать: человеческий зародыш на всех этапах развития, с самого зачатия и до рождения – не головастик и не рыбка, а будущий человек.

Татьяна Рябинкина