"Голубая" ошибка натурала

Даже если ты не являешься сторонником однополой любви, иногда полезно бывает знать основные законы гей-тусовки. В противном случае можно попасть в неловкое положение и на своей шкуре испытать, каково быть гей-проститутом.

... он немножко успокоился и стал огорченно качать головой: «Зря, зря не хочешь. У меня машина хороший. Большой, теплый, сидения удобный – клик-клак!» И жестом показал, как удобно раскладываются сидения.

Должен начать с самого главного – я самый что ни на есть унылый гетеросексуал. То есть прямо совсем-совсем. Меня не возбуждают загорелые тела мускулистых атлетов, мне не доставляет особой радости нахождение в потной мужской раздевалке, и когда я вижу по телевизору томных юношей-фотомоделей, мое сердце продолжает биться в том же режиме, что и прежде. Вот голые женщины – совсем другое дело!

И вот, хотя я принципиально предпочитаю женщин, должен сделать ответственное заявление – к гомосексуалистам я отношусь очень хорошо. Не могу сказать, что я хотел бы, чтобы их становилось все больше и больше, но раз уж они есть в природе, то пусть будут. И уж самое глупое, что можно сделать, так это пытаться «перевоспитать» геев при помощи грубой физической силы. Как-то я не верю в то, что, получив по роже, человек тут же сменит сексуальную ориентацию.

Из всех вопросов, связанных с гомосексуализмом, меня больше всего волнует следующий: почему гетеросексуальное большинство сравнительно терпимо относится к лесбиянкам, но сильно не любит геев? Когда две сопливые девчушки в коротеньких юбочках целуются на сцене, это, типа, нормально и даже трогательно. А если бы это были два небритых мужика в обтягивающих трико, которые взасос целовались бы, а потом бегали по сцене с криком «Нас не догонят!», думаю, реакция была бы существенно более сдержанной. Какие-то двойные стандарты получаются… 

При этом у меня есть и знакомые геи, и знакомые лесбиянки. И не могу сказать, что они так уж сильно отличаются друг от друга. Я знаю, что многие мужчины очень боятся голубых, потому что думают, что те могут начать приставать. Только, по моим наблюдениям, все это глупые предрассудки. Гетеросексуалы, познакомившись с существом противоположного пола, не начинают же сразу лапать его за выпирающие части тела. Вот и голубые строят глазки незнакомцам и говорят: «У-тю-тю, сладенький!» только в дурацких фильмах.

У меня твердое ощущение, что мифы о нахальстве и сексуальной агрессии голубых коренятся в детском фольклоре. У нас в пятом классе мальчики очень любили бегать по коридорам, громко декламируя переделанные строки поэта Некрасова: «В лесу раздавался топор дровосека. Он отгонял от себя гомосека». На ура шли и анекдоты про коварных геев, которые разбрасывали по лесу денежные купюры, рассчитывая, что усталый путник, увидев на земле деньги, нагнется, а тут-то и… Ну, понятно.

На самом деле геи – вполне тихие и безобидные ребята, которые понимают, что если они вдруг «пристанут» к кому-нибудь не тому, так потом проблем не оберешься. Им намного проще искать пару, как говорится, «в своем коллективе», чем соблазнять натуралов. Проблемы могут возникнуть только в ситуации взаимного непонимания. И, если честно, пару раз такие досадные истории случались со мной.

Однажды я сам сплоховал. Мне надо было встретиться с одной знакомой, она должна была передать мне какую-то книгу. Решили встретиться поздно вечером в центре в метро. Я предложил станцию метро Китай-Город, в переходе у стеклянных дверей на выходе к памятнику Героям Плевны. Увы, девушка оказалась не слишком пунктуальной и опоздала на полчаса. Пока я стоял в переходе и ждал ее, обратил внимание на то, что вдоль стен стоят какие-то потрепанные жизнью молодые люди, которые непонятно чего ждут. Сперва я не предал этому факту большого значения. Пока ко мне не подошел какой-то небритый толстый мужчина с воспаленными глазами.

«Ты кого-то ждешь?» – с легким восточным акцентом спросил он меня и дружелюбно улыбнулся золотыми зубами. Я обомлел. Разумеется, я действительно ждал. Но явно не его. Заплетающимся языком я стал плести что-то про то, что жду знакомую. «Знакомую?» – небритый мужик растерялся и часто-часто заморгал.

Я уже думал, что на этом мои приключения закончились, но не тут-то было. «Слушай!» – неожиданно воодушевился мой собеседник, – «А давай пойдем у меня в машина погреемся». Тут я понял, что пахнет жаренным и стал сбивчиво объяснять, что мне и здесь очень-очень хорошо. Мужик в ответ на мои слова кивал, но все норовил взять под локоток и вывести на улицу.

Только когда я уже стал брыкаться и жестами показывать, что не имею ни малейшего желаний отправляться в машину, он немножко успокоился и стал огорченно качать головой: «Зря, зря не хочешь. У меня машина хороший. Большой, теплый, сидения удобный – клик-клак!» И жестом показал, как удобно раскладываются сидения. В этот момент у меня сдали нервы, я развернулся и быстро пошел в метро. Толстый мужик что-то трогательное кричал мне вслед, советовал одуматься, но я уже бодро спускался по эскалатору.

Как выяснилось впоследствии, я совершил оплошность, назначив встречу именно в переходе у памятника Героям Плевны. Оказывается, что здесь уже много лет по вечерам собираются юноши-проституты, причем самого низкого класса. На жаргоне голубых это место называется Плешка. И снимать там мужиков у приличных людей считается зазорным. Уж лучше сходить в гей-клуб, где тоже есть проституты, но, по крайней мере, приличного вида. А на Китай-Городе собирается замызганный гей-пролетариат: наркоманы, алкоголики и деклассированные элементы, за очень скромное вознаграждение готовые на всё. И, разумеется, на этом фоне я смотрелся для потенциальных покупателей весьма заманчиво.

К чему я все это рассказываю. Несмотря на не самый приятный характер этой истории, я все равно продолжаю относиться к голубым очень хорошо. Если бы я был бы девушкой, и назначил встречу где-нибудь в районе Ленинградского проспекта, где тусуются проститутки, меня точно также пытались бы снять. Так что главное – правильно выбирать место встречи. Потому что задним числом его, как известно, изменить нельзя.

Михаил Дунаев