Любовь как невроз

Помните, когда-то продавалась жвачка с названием «Love is»? Она была обернута фантиками с картинками, на которых два пухлых карапуза несли несусветную чушь, начинающуюся словами «Любовь – это…». Да и вообще, про эту самую любовь говорят все, кому не лень: включаешь радио, а там «All you need is love»; в телевизоре одна «не родившаяся красивой» любит другого, не родившегося брезгливым. Словом, большинство сюжетов массовой культуры так или иначе завязаны на любовных перипетиях.

Но вот что характерно: любовные переживания играют настолько значительную роль в жизни героев телесериалов и фильмов, что, сравнивая себя с ними, ощущаешь некоторую неловкость. В самом деле, нормальны ли люди, не размышляющие сутками напролет о перспективах своих любовных отношений, или, на худой конец, не любующиеся по вечерам на свой список любовных побед? Или, может, такое гипертрофированное внимание к любви ненормально? Тогда почему все вокруг стараются ему подражать? Разобраться в этом мне помогла одна из недавно прочитанных книг, принадлежащая перу психолога Карен Хорни. жившей в первой половине прошлого века.

Доктор Хорни, женщина-психоаналитик, не дает определения любви, как это делалось на вкладышах от жвачки. Она решила оттолкнуться от противного. Похожим методом пользовались мистики. «Бог – это не трубка», - говорили они, пытаясь дать очертить пределы божественного.

Так и Хорни: она говорит об чувстве любви, употребляя негативные понятия. Самое общее описание любви у нее звучит так: «Любовь – это не то, за что ее принимают невротики». А в невротиках доктор знала толк. Недаром она написала книгу «Невротическая личность нашего времени». Читая этот труд, находишь все описанные там симптомы, подобно первокурснику мединститута, у себя. Но, быть может, именно в этом-то и заключена прозорливость автора.

Страх и ненависть в кабинете психотерапевта

Начнем с того, кто такой невротик. Не вдаваясь в детали, скажем, что это человек с сильным уровнем тревожности. Отсюда все их беды.

По мнению Хорни, тревога – производная от враждебности. Вот, например, такая ситуация. Невротик, назовем его Кузнецовым, попадает в ситуацию, где от него требуются проявление инициативы. Например, нужно с кем-то конкурировать. Кузнецов говорит себе: «Я – парень простой, неамбициозный, мне не нужно всех этих достижений, ибо это суета и томление духа. Пусть же выиграет мой старый друг Дровосеков». Невротик Кузнецов думает, что он весьма великодушен и искренне любит Дровосекова, но на деле он просто-напросто вытесняет свою враждебность по отношению к старому другу в глубины бессознательного.

Но она никуда не девается, эта враждебность, и проявляется она потом в разных причудливых формах. Например, Кузнецов думает, что это не он терпеть не может Дровосекова, а наоборот: Дровосеков его. Как бы то ни было, появляется тревога, мешающая жить. Кстати сказать, тревога не всегда осознается самим невротиком – зачастую она выступает под маской депрессии, алкоголизма, сексуальных расстройств.

SOS! Любовь как спасательный круг

Но спасаться от тревоги - этого чудища, гонящегося по пятам, ведь как-то нужно! Невротик начинает кидаться к другим за поддержкой и помощью. Таким образом, любовь для невротика становится своего рода наркотиком. Из-за своей неуверенности в себе он (она) бросается в объятия любого, кто обратит на него внимание.

Важной характеристикой невротической любви будет ее ненасытность. Невротику необходимо, чтобы его любили все без разбора. А если он вдруг кому-то не понравился,  переживается им как тяжелейшая трагедия и неудача. По этой же причине возникает требование абсолютной, безусловной любви и, как следствие, сильнейшая ревность по любому поводу.

Потребность в любви у невротика носит навязчивый характер. Она необходима ему как воздух или вода. Без нее, как ему кажется, он не выживет в этом страшном мире. «Необходимо, чтобы меня полюбили, чего бы этого ни стоило!».

В одиночестве невротик чувствует себя страшно некомфортно, ему жизненно необходимо, чтобы рядом всегда кто-то был. Вспомним культовый сериал «Секс в большом городе»: его главные героини постоянно находятся в поиске новых партнеров, ибо без них жизнь кажется бессмысленной и пустой. «Большая доля того, что предстает как сексуальность, - замечает психоаналитик – в реальности имеет очень мало общего с ней, но является способом получить успокоение». Секс в таких случаях, по мнению Хорни, приобретает чрезмерное значение и служит заменителем эмоциональных связей.

При этом происходит странный парадокс: невротику не очень-то по душе совместная жизнь с кем бы то ни было. С одной стороны, без партнера хоть на стенку лезь и волком вой. С другой – с ним тоже не больно-то сладко. Невротик не испытывает счастья, когда находится со своим «идолом».

Почему же так? Дело в том, что невротик не любит, а использует другого для того, чтобы приобрести уверенность в собственном покое и безопасности. Другой ему действительно нужен – но слишком нужен. Любовь невротика можно назвать зависимостью.

Портрет неизвестного

Меж тем, существует несколько типов невротиков.

Первый тип нацелен на любовь и только на нее. Такие люди на все готовы пойти ради любви: на унижение, оскорбление (как правило, самих себя). Такие, знаете ли, субъекты немного с уклоном в садо-мазо. В этой группе пальма первенства отдается женщинам: многие из них считают подобное поведение своим достоинством и гордятся тем, что все могут отдать за любовь.

Невротики второй группы печальны и разочарованы. У них когда-то случился тяжелый разрыв с любимым человеком, и они полностью отстраняются от других людей. Вместо этого они стараются заполнить внутреннюю пустоту и дефицит общения всяческими неумеренностями. Например, начинают много есть. В эту группу входят всевозможные романтические герои – одинокие, стоящие на краю утеса в развевающемся плаще. А из киногероев - один печальный адвокат из «Санта-Барбары», который хоть и не объедался, но в любовь не верил и грустно шутил.

Третий тип – вообще конченые люди. Они настолько тревожны, что совсем не верят в любовь и привязанность. Как правило, они довольно циничны и грубы. Примером может служить Печорин, подвергавший каждый свой душевный порыв анализу и обходившийся с окружающими достаточно жестко.

Рецепт любви

Итак, если подытожить, то проблема невротика состоит в том, что он не способен дарить любовь. Он может лишь паразитировать на ком-то другом, кто при этом не должен обладать особой уникальностью. Отношения с партнером для невротика – не более чем убежище, в котором можно скрыться от тревоги.

Излечение происходит в том случае, когда «место тревожности занимает здоровая уверенность в себе». Тогда не будет враждебности, а, следовательно, и тревожности. Кузнецов поймет тогда, что вовсе он не лыком шит и может еще посоревноваться с Дровосековым, а не сдаваться раньше времени. Более того, если он даже и проиграет, то вряд ли будет долго убиваться из-за своей неудачи и горестно вздыхать в объятиях участливой девицы: «Ах, какой я неудачник».

В общем, все эти масс-медийные приманки никакого отношения к настоящей любви не имеют. Для обывателя же эти бесконечные байки о романтической страсти весьма привлекательны. Ведь они созвучны его неизбывным невротическим фантазиям о принце на белом коне и принцессе на зеленой горошине. Однако мечта эта, скажу я вам, сославшись все на ту же полюбившуюся мне Карен Хорни, инфантильна! Ежели есть у вас такие фантазии – гоните их поганой метлой, а то, не ровен час, быть вам невротиком.

Прежде всего, нужно научиться любить самому и уметь дарить свою любовь другому человеку, при этом не завися от него. Да, еще один маленький совет: говорите почаще и при этом бескорыстно: «Я люблю тебя!».

Серж Котовских