Гомофобия: страх перед иными

Гомофобия – странное явление. С одной стороны, «фобия» означает страх, а с другой, никто еще не убегал в ужасе от мужчины с манерным голосом и женственными повадками.

... чтобы все увидели, какой я настоящий мужик, я буду унижать пидоров, выражать против них агрессию или, на худой конец, рассказывать про них анекдоты.

Нельзя сказать, что представители сексуальных меньшинств непрерывно подвергаются агрессии. И все-таки у гомофобии, как у любой хронической болезни, периодически случаются обострения. Иногда для этого даже есть формальный повод – например, такой, как несостоявшийся гей-парад в Москве. 

Напрашивается вопрос: кто такие гомофобы, и как ими становятся?

Начнём с того, что гомофобия существовала не всегда. В Древней Греции её не было и в помине. Отношения вполне определенного свойства между подростком и взрослым мужчиной считались правомочными. Правда, если мужчина при этом пренебрегал женщинами, на него вскоре начинали коситься, считая инфантильным и придурковатым. Так же как сейчас мы посмотрели бы на взрослого человека, использующего слюнявчик.

Отношение к гомосексуализму, как к явлению аморальному и преступному, было подарено нам христианством. Гомосексуальные связи начали восприниматься даже не как дань греху прелюбодеяния, а как уход от традиционных ролей мужчины и женщины в обществе. А поскольку женская сексуальность во времена раннего христианства и в средневековье игнорировалась, то весь праведный гнев гомофобов пал на голову мужчин.

С развитием психиатрии гомосексуальность стала считаться психическим заболеванием. К слову сказать, некоторые шарлатаны от медицины до сих пор предлагают услуги по излечению «позорного недуга», порой без согласия пациента или на расстоянии. Психическая болезнь сама по себе вызывает ужас и отвращение, но кроме этого в сознании срабатывает стереотип о необходимой изоляции душевнобольных и о возможности принудительного лечения. В результате гомосексуалам приходится не только бороться с направленной на них агрессией, но ещё и постоянно доказывать свою принадлежность к здоровым людям.

Гомофобия закрепилась и на государственном уровне, правда, относительно поздно. В России первая «уголовная» статья за гомосексуальность была введена Петром I в 1706 году, хотя ещё во времена Ивана Грозного приличные бояре сторонились приближённых царя, демонстрирующих «странные» увлечения.

Чем тоталитарнее государство, тем выгоднее ему эксплуатация человеческих страхов, в частности гомофобии.

Не похожий на тебя, не похожий на меня

И, наконец, пара слов о том, как стать гомофобом. Гомофобия, как любая другая форма ксенофобии, – это, прежде всего, страх чужого, «не такого как я». Если кто-то отличается от меня в таком принципиальном моменте – «бабами не интересуется», кто знает, чего от него ждать – он непредсказуем, а, следовательно, опасен.

Отсюда же растут ноги у предубеждения против гомосексуальных практик: вокруг непонятного явления формируется ореол «грязи», «развращенности». Если целующиеся юноша и девушка, вызывают реакцию от нейтральной до умиленной, то целующиеся в юноши рискуют навлечь на себя праведный гнев общественности.

Согласно одной из гипотез, самыми ярыми «пидороненавистниками» становятся недостаточно уверенные в себе граждане. За счет сравнения себя с крайне непопулярной группой людей, они поднимают свою самооценку. Логика проста: есть «настоящие мужики» и есть «пидоры», поэтому чтобы все увидели, какой я настоящий мужик, я буду унижать пидоров, выражать против них агрессию или, на худой конец, рассказывать про них анекдоты. Такая позиция не только поднимает самооценку, но и позволяет делить мир на плохое и хорошее, жить в более простой системе. Многим людям вообще необходим образ врага.

Гей, славяне!

Надо сказать, что гомофобия – штука обоюдоострая. Геи, находясь в ситуации постоянного стресса, если и решаются заявить о своей ориентации, то часто делают это достаточно агрессивно. На отечественной эстраде стереотипический образ манерного, женственного и агрессивно навязывающего свою сексуальность гея эксплуатируется не только собственно геями (Борис Моисеев, например, не в последнюю очередь ответственен за формирование негативного образа гомосексуала), но и многими просто девиантными персонажами (ШУра, Филлип Киркоров). Обыватель же, для которого телеэкран – основной источник информации о мире, впитывает и хорошо усваивает этот образ, а заодно связанное с ним безобразное представление о поведении «типичного гомосексуалиста».

Между тем в России гомосексуальная ориентация способна сделать публичному человеку только негативный имидж. Поэтому о своей гомосексуальности распространяются только деятели шоу-бизнеса в целях саморекламы, пускай и скандальной. Ни один приличный общественный деятель в жизни не признается общественности, в том, что его ориентация немного «не того». А вот на западе есть и политике и актеры ярко выраженного  гомосексуального жанра.

Справедливости ради надо сказать, что существуют мифы не только о секс-меньшинствах, но и о гомофобах. Например, миф о том, что большинство гомофобов являются латентными гомосексуалами, или о том, что гомофобия – признак низкой образованности.

Между тем ни высшее образование, ни отсутствие гомосексуальных фантазий, ни даже гомосексуальная ориентация не гарантируют от гомофобии. Конечно, гомофобия – это страх, но страх не конкретного индивида, а части общества. Для каждого же конкретного человека – это приобретенная социальная позиция, на которую он имеет право, если не будет забывать принцип «свобода моего кулака заканчивается там, где начинается свобода твоего носа».

Джинна Литинская