Нет слов для чувств

В языке иннуитов, коренных жителей севера Канады и Аляски, существует более 25 слов, обозначающих разные виды снега. Если бы кто-то из иннуитов был бы способен распознать лишь пятую часть этих разновидностей, он столкнулся бы с серьезными бытовыми трудностями. А может, и не выжил бы. В языке любого народа есть сотни слов, обозначающих чувства и эмоции. Но некоторые люди используют в жизни не более десятка, что тоже существенно влияет на их жизнь.

Не секрет, что слова помогают нам прочувствовать разницу между предметами и явлениями, а значит - понимать их суть или последствия. Чем четче выражено различение, тем проще ориентироваться; следовательно, становится понятнее, как поступить в данной ситуации. И наоборот: низкий уровень различения ведет к грубым, топорным и зачастую неадекватным решениям.

В любом языке существуют сотни слов, обозначающих чувства и эмоциональные состояния. Одни – более «телесные» (усталость, вялость, бодрость, энергичность), другие  – более «духовные» (вдохновение, самозабвение, ликование, смирение). Но важно не то, сколько обозначений эмоций нам известно в принципе, а то, какое количество «слов для чувств» находится в нашем активном словаре.

Нет слова – нет эмоции

В среднем человек, говорящий по-русски, использует в повседневной речи 30-40 слов, обозначающих чувства. Однако, согласно исследованиям, максимальное количество чувств, которые человек умеет распознавать к старшему подростковому возрасту, больше 150. Иначе говоря, эмоциональная сфера среднего человека «подобна роялю, у которого 16 клавиш западают и 40 струн порваны». Конечно, музыку Моцарта или Баха на таком рояле не сыграешь, но «чижик-пыжик» может получиться. И в этом смысле «среднему человеку» еще повезло.

Некоторые ухитряются каким-то образом описывать все свои эмоции словами, вроде  «отлично», «паршиво» и «нормально». Понятно, что эти три слова не обозначают чувства как таковые, а только обобщают качество состояния. Если попросить такого человека описать какое-то значимое событие, произошедшее с ним, он даст отчет о внешних обстоятельствах, но едва ли сможет рассказать, как оно его затронуло эмоционально. В лучшем случае от него можно будет добиться: «было, ну, нормально».

Но вот это как раз и ненормально, то есть, лежит за гранью «нормы» психологического здоровья. В классификации психических расстройств неспособность распознавать чувства и эмоции называется «алекситимией», что в переводе с греческого буквально означает «безречечувствие».

Людей с алекситимией – около 8-10%; среди них мужчин почти вчетверо больше, чем женщин, а пожилых людей примерно втрое больше, чем молодых.

Чем опасна алекситимия

Когда людям, страдающим алекситимией, «нехорошо на душе», это для них очень обобщенное состояние. «Что у вас болит?» – «Все болит!» 

Если мы не можем определить собственное состояние (буквально «положить ему пределы»), велика вероятность, что оно заполнит собой все наше душевное пространство. Если плохо – то плохо вообще всё, вплоть до полной беспросветности. Поэтому люди, страдающие алекситимией, оказываются склонны к депрессии.

Пока мы не обозначили какое-то явление и его границы, нам трудно отодвинуться от него, перестать отождествляться с ним, взглянуть на него со стороны и понять, нужно ли нам его присутствие в нашей жизни. Если мы не умеем распознавать свои чувства, у нас нет выбора – переживать их или нет, мы не можем выбрать способ для их выражения.  

Чувства указывают на наши жизненные ценности и на то, каким образом текущая ситуация отличается от предпочитаемой. Алекситимия мешает человеку понять, что для него дорого и значимо и, тем самым, и блокирует возможность активного поиска и создания предпочитаемой жизни. Люди, страдающие алекситимией, часто чувствуют себя жертвами обстоятельств, неспособными что-либо изменить.

Еще для этих людей характерно, что чувства и эмоции для них очень сильно связаны с телом. Люди, страдающие алекситимией, не заметят зарождения и развития плохого настроения, негативных чувств, пока у них что-то не заболит: голова, желудок, сердце и т.п. Алекситимия тесно связана с развитием психосоматических заболеваний. Комфорт и позитивные чувства для таких людей тоже сопряжены с телесными радостями, чаще всего – с едой.

У людей, страдающих алекситимией, крайне беден репертуар способов совладания с проблемами и сложными жизненными ситуациями. Именно слабая способность распознавать собственные чувства, их причины, проявления и возможные последствия заставляет многих людей пытаться преодолеть негативные состояния, пользуясь для этого неадекватными средствами. Например, чувствует такой человек, что ему «паршиво» - и направляется к холодильнику в поисках утешения. Но от одиночества, усталости и раздражения еда не помогает, и «паршивое» состояние только усиливается. К уже имеющимся нераспознанным негативным чувствам добавляются чувства отвращения к себе, вины и бессилия («Ну и зачем я ела?..»), тоже нераспознанные. И, вполне в духе законов Мёрфи, «после поворота событий от плохого к худшему, цикл повторяется».

Людям, страдающим алекситимией, бывает сложно выстраивать близкие отношения. Ведь они не только не могут объяснить любимому человеку, что они чувствуют, но и неспособны распознать и чувства других людей. Эмпатия – настройка на чувства другого человека – им не дается. Поэтому в их общении с близкими часто царит непонимание и отчуждение.

Считается, что склонность к алекситимии – это «семейное». Впрочем, данных, отчетливо подтверждающих или опровергающих ее биологическую сущность, на сегодняшний день нет. Однако социальная природа алекситимии не подлежит сомнению. Например, развитию алекситимии у ребенка способствует ее наличие у одного из родителей. Мама не распознает нюансы состояния ребенка, поэтому стереотипно реагирует, допустим, на плач. Неважно, плачет ли ребенок от холода, испуга, скуки или одиночества, мама сует младенцу в рот грудь, а когда он становится старше – кусок хлеба. В таком взаимодействии нет диалогичности, которая показала бы ребенку, как воспринимается со стороны и как обозначается то, что он переживает. Полное отсутствие полноценной родительской заботы и внимания в младенческом и раннем возрасте (например, если ребенок волею судеб оказался в Доме малютки) также может приводить к алекситимии.

Где же выход?

Можно развить свое умение распознавать чувства и эмоции с помощью групповых или индивидуальных занятий с психологом. А можно самостоятельно воспользоваться достаточно простыми приемами. Их можно применять как в последовательности, описанной ниже, так и в произвольном порядке.

1. Список чувств

Возьмите листок бумаги и выпишите все слова, обозначающие чувства, которые вы используете в повседневной жизни: «радость», «страх», «неуверенность», «уныние». Имейте в виду, что «хочется плакать» и «хочется кого-нибудь ударить» – это не чувства, а описание того, что вам хочется сделать.

Когда вы поймете, что больше никаких слов в голову не приходит, обратитесь к художественной литературе, особенно к поэзии. Только к хорошей. Тексты популярных песен не подойдут, потому что «влюбленность» в них описывается симптомами тяжелого авитаминоза.

2. Подбор иллюстраций

Когда список слов составлен, можно попробовать понять, что каждое из них значит лично для вас. Что для вас «апатия», «вдохновение» и «ярость»? Конкретные ощущения или не более чем ярлычки непонятно каких состояний?

Если в вашей жизни нет контекста, в котором проявлялось бы то или иное чувство, постарайтесь представить/вспомнить ситуацию из жизни знакомых вам людей или выдуманных персонажей, в которой оно могло бы проявиться.

3. Оценка качества состояния в случайные моменты времени

Упражнение (его идея принадлежит психологу Михаю Чиксентмихайи) состоит в том, что в разное время дня человек оценивает по шкале от 0 до 10, насколько он счастлив и доволен (0 – полная безысходность и отчаяние, 10 – абсолютное счастье, ликование, восторг). Это помогает внимательнее относиться к собственным эмоциям. Чувства, которые являются отчетливо приятными или неприятными, распознать вообще легче, чем те, которые более «нейтральны».

4. Дневник самонаблюдения

Группа добровольцев, взрослых и подростков, провела в 2001-2002 году под моим руководством эксперимент на себе. Они вели дневники негативных переживаний, анализируя их по следующей схеме: 1) обозначение чувства в свободной форме; 2) телесные ощущения в момент переживания чувства; 3) мысли, сопровождающие переживание; 4) что спровоцировало возникновение чувства; 5) к каким действиям и к какому взаимодействию с другими людьми побуждает это чувство; 6) что это чувство говорит о том, что важно для испытывающего его человека; 7) что было сделано для того, чтобы справиться с этим чувством (при необходимости).

Участники эксперимента вели дневник в течение двух недель. В результате они сообщили, что стали лучше отслеживать негативные чувства «в зародыше» и лучше понимать, что они могут сделать для защиты вещей, которые для них важны. Некоторые говорили также о том, что «экспедиция в мир чувств» стала для них настоящим приключением, и они почувствовали себя более живыми.

 

Дарья Кутузова

Мягкая помощь ленивому кишечнику
Современная медицина может эффективно и безопасно избавить от запоров в любом возрасте. Главное — правильно подобрать лечение.
Читать статью полностью