Классификация вранья

Где правда, а где ложь, невооруженным глазом видно только в детских сказках и нравоучительной литературе. В жизни даже технические приспособления вроде детектора лжи помогают слабо.

Даже если вам удастся изловить лжеца и опутать его датчиками, прибор будет регистрировать только физиологическую реакцию: изменение пульса и частоты дыхания, которые могут быть доказательством  лжи, а могут – следствием слишком эмоционального отношения к предмету обсуждения. А что уж говорить о реальной жизни, где правда с ложью переплетена еще теснее.

Часто бывает, что человек, который ни разу в жизни не соврал, берется судить о том, что правда, а что ложь.

Марк Твен

Вранье во всех его видах

Если смотреть на вопросы неправды с теоретической колокольни (то есть, с точки зрения формальной логики), то дело обстоит проще некуда. Любые утверждения могут быть либо истинными, либо ложными, а третьего не дано. Но стоит только, вооружившись теорией, перейти к практике, как начинаются препятствия.

Можно не произнеся ни слова лжи, солгать поступком; можно быть не в курсе изменившейся информации, и т.д. Недаром правде и истине противостоит целое море антонимов: вранье, клевета, притворство, фальсификация, искажение, неискренность, навет, фантазия, выдумка, жульничество.

С обманом все более ли менее понятно: это намеренная дезинформация. Ее можно осуществить как вербально, так и действием. Но эффективнее всего одно подкрепить другим. Почему Иванова не было на совещании? И тут появляется розовощекий Иванов с рукой, замотанной бинтом до самой шеи. Оказывается, собака покусала беднягу Иванова. Была ли та собака, не было – никто не узнает. То есть с точки зрения формальной логики, забинтованный Иванов намеренно заменил информацию о несуществующей собаке на информацию о собаке существующей и кусачей. С бытовой точки зрения такой способ подтасовки фактов называется выдумкой. То есть, у Иванова еще есть шанс, допустим, стать неплохим писателем или актером.

Иначе обстоит дело с неправдой – то есть, передачей недостоверной информацией. «Бедняга Иванов, его покусали бешеные собаки!», – воскликнет сотрудница забинтованного симулянта. И получится чистой воды неправда: не было никакой собаки, тем более бешеной. Именно таков механизм распространения всевозможных слухов и уток в СМИ.

Один из самых верных способов скрыть нежелательную информацию и при этом не оказаться пойманным за руку – это полуправда. Вот если бы многострадального Иванова из нашего примера действительно покусала собака, а он захотел бы это скрыть, допустим, от своей мамы, то ему было бы достаточно в телефонном разговоре достаточно только упомянуть о собаке и сразу перевести беседу на что-то другое.

А вот когда слова не совпадают с деяниями, получается неискренность. В общем, выходит, что личины лжи одна другой неприятнее.

Что случится, когда исчезнет ложь?

В обществе

Ни для кого не открытие, что для мирного сосуществования с согражданами, полностью искренними быть невозможно. То есть, конечно, теоретически можно, но последствия скорее всего окажутся малоприятными: нормы любого общества предполагают ношение определенной социальной маски.

Пример, человека, попробовавшего быть искренним со всеми в течение одного дня, известен нам из школьной программы: это Чацкий, рубивший правду-матку направо и налево и в результате угодивший в сумасшедшие в глазах общественного мнения.

Впрочем, Чацкий не первый и, наверное, не последний. В истории есть несколько примеров обществ, которые, стремясь к безоговорочной искренности, умудрялись даже вводить наказания за бытовую ложь. И, что характерно, долго такие общества не существовали.

В искусстве

По большому счету, вся художественная литература (а вместе с ней – театр и кино) – чистой воды вранье. Причем чем более отточенное и правдоподобное, тем более волнующее. «Чем грандиознее ложь, тем легче ей поверить», – говорил один художник-недоучка, ставший впоследствии идеологом нацизма.

Ну хорошо, пускай не ложь, а выдумка. Наиболее впечатляющая выдумка называется «классикой» и читается людьми на протяжении нескольких столетий. О природе этого явления написаны целые библиотеки. Самая распространенная точка зрения на искусство состоит в том, что выдуманные истории позволяют нам сопереживать, канализируют наши эмоции, расширяют кругозор и сообщают о том, какие действия могут вызвать какие последствия.

А Аристотель – тот вообще считал, что любое искусство – это подражание природе. То есть вранье или нет – неважно для того, кто хочет уподобиться творцу.

В медицине

Ложь во спасение часто применяется при постановке диагноза. Понятно, что это применяется в основном в работе со слабыми, мнительными пациентами. В XIX веке врачи нередко использовали другой метод: вместо бытового названия болезни сообщали пациенту ее латинское наименование: «У вас не чахотка, милочка, а всего-навсего Tuberculosis». И, наконец, знаменитый эффект плацебо, по сути, тоже – абсолютное вранье.

В политике

Политический опыт свидетельствует о том, что все попытки искоренить ложь в целом или хотя бы демагогию как прием политической борьбы оканчиваются ограничением свободы слова. И вообще могут привести к диктатуре. То есть, появляется институт, который контролирует не только правду и ложь, но и вообще все потоки информации. Действительно, удобнее контролировать все сразу, чем избирательно.

В чем сила, брат? Сила в правде!

Тем не менее, не все могут смириться с тем, что ложь является органичной частью нашей. Например, представители гуманистического направления психологии считают, что на ложь (самим себе и другим), поддержание неверного о себе мнения, «нужные» эмоции люди тратят исключительно много времени. Которое с куда большим успехом мог бы потратить на самореализацию.

Ведь ложь – это не только то, что мы говорим, фактически она руководит нашими поступками: от дружбы с «нужными», но неинтересными людьми до неверно выбранного жизненного пути.

Маску, которую предлагает носить современное общество, гуманистические психологи под предводительством Абрахама Маслоу предлагают заменить на самоактулизацию. В их понимании самоактуализация – это момент высших переживаний, наиболее полного раскрытия себя и собственных способностей. Не поверить в то, что самоактуализировавшийся человек – счастливый человек, читая Маслоу, практически не возможно. И главное – такому человеку действительно уже не надо использовать обман ни в каком виде. Но вот только как достичь самоактуализации, не слишком ясно.

В любом случае первый шаг по освобождению от накопившегося вранья состоит в том, чтобы перестать врать самому себе. И только после этого можно переключаться на окружающих.

Светлана Малевич