Модно быть молодым

Когда средний возраст членов правительства в нашей стране составлял 68 лет, особой популярностью пользовалась песня про то, что молодым везде у нас дорога. Теперь это свершившийся факт, который никто не воспевает: молодым действительно везде дорога. Или хотя бы тем, кто молодо выглядит. Потому что быть молодым – это модно.

Мы с подругой-начальницей коротали зимний вечер на работе, рассматривая резюме кандидатов, с помощью которых мы могли бы залатать «дырки в штате». Самое дальновидное - сначала самим ознакомиться с послужным списком тех, с кем, возможно, придется тянуть одну лямку, а уж потом устраивать им первое свидание со службой персонала. Как и положено, мы нещадно стебали присланные резюме. Вдруг начальница на пару минут затихла и сказала:

- Смотри, как странно. Мужику 40 лет, а он претендует на зарплату в 900 долларов.

- Что же тут странного? – говорю.

- Ну как же: в 40 лет получать меньше штуки! Я понимаю, в 20 лет – это нормально. Но в сорок – либо ты уже большой босс и получаешь не меньше трех, либо ты расслабляешься и не заморачиваешься.

Это был первый звоночек.

Сейчас это уже совершенно очевидно: власть принадлежит молодым. Никогда еще у нас в стране поколение 20 – 30 летних не забиралось так высоко и не зарабатывало так хорошо. Пока что на российской почве выросло только одно поколение яппи (yang professional). То, что зарплаты детей превосходят в несколько раз зарплаты родителей, перестало кого-либо удивлять. Достаточно открыть какую-нибудь газету с объявлениями о вакансиях и вчитаться в аббревиатуры: «в/о, возраст 22 – 35, з/п от 2000». А если не 35, а, допустим, 38? Тут уже или пан, или пропал.

А реклама? Ну ладно, косметика: проще снять ролик с симпатичной, гладкой мордашкой, которую не надо тщательно гримировать. Но молодые уже рекламируют не только косметику, но и ипотечные кредиты, и разные штучки класса «люкс». Кто у нас в рекламе выходит из дорогой иномарки? Народная артистка? Семейная пара? Ничего подобного – молоденькая девушка. Маркетологи и рынок уже давно «отловили» эту тенденцию: в своей массе молодежь – одна из самых платежеспособных категорий населения. А значит, быть молодым – это престижно. Выгодно и продавцам и покупателям.

Та же ситуация в политике: в самую закрытую и замшелую область человеческих отношений проникает молодежный сленг, и как грибы после дождя «из ниоткуда» появляются молодежные политические лидеры. Которых, к слову, до вчерашнего дня не знал никто.

Во всем виновата, конечно, противная экономика. Пока ты полон сил – ты можешь отхватить кусок пожирнее. Особенно, пока не обременен детьми, семейными обязательствами и карточными долгами. Потом уже нахлынет всякая жизненная муть. Кто сказал «социальная защита»? – мы не в Европе. Каждый – сам себе социальная защита. А раз так, то надо догонять уходящий паровоз: откачивать жир, работать над плоским животиком, записаться на пару сеансов мезотерапии, вставить «золотые нити», не забыть про зубы. И кажется, что все блага жизни наши.

А кроме экономики виноват еще и извечный страх смерти. Наша (да и европейская культура) предлагает только один способ борьбы с ним: вкусить как можно больше удовольствий и на время забыть, что мы не вечны. Так давайте же есть, пить и веселиться, плясать, закусывать «Антипохмелином», кататься на сноуборде, бороться с целлюлитом, отчаянно рваться по карьерной лестнице, покупать дизайнерскую одежду и принимать витамины. По крайней мере, у нас остается шанс, дожив до старости, отправиться в какой-нибудь далекий буддийский монастырь и, сидя там, перебирать четки и иногда вспоминать всю эту милую и такую нелепую суету.

Елена Уварова