Бритый мужчина желает познакомиться

Все мы - пленники своего имиджа. Окружающие привыкли видеть нас такими, какие мы есть. А что если этот имидж радикально изменить? Я попробовал. Эффект был шокирующий...

Без лишних формальностей он приобнял меня за плечо и, дыша кислым перегаром и крепким табаком, зашептал на ухо хриплым басом: «Слышь, кореш, а где тут поблизости можно шлюху снять?»

Так уж получилось, что последние лет десять я носил сравнительно длинные волосы. Пошло это где-то с первого курса, тогда было модно выглядеть вольнодумцем и иметь волосы чуть-чуть длиннее стандарта. Еще высоко котировалось отращивание небольшой козлиной бородки, но на этот подвиг я уже не пошел.

Не могу сказать, что у меня были уж совсем длинные волосы. Вот один мой знакомый, с детских лет проникшийся идеологией хиппи, не стрижется аж с 1989 года. Зрелище это конечно впечатляющее, но на любителя. И мне просто страшно становится, когда я думаю, как он это все великолепие моет шампунем в маленькой ванной коммунальной квартиры, расположенной в глубине жилых кварталов у станции метро Сокол. Впрочем, это я отвлекся.

Итак, десять лет подряд у меня были длинные волосы, и в какой-то момент это ужасно надоело. Я решил пойти на радикальный эксперимент и побриться налысо. Честно говоря, последний раз полное отсутствие волосяного покрова на голове наблюдалось у меня в грудном возрасте. И с тех пор, разумеется, многое изменилось.

Знакомые, с которыми я делился своими планами, приходили в ужас. Наиболее вежливые опасались, что меня начнут постоянно тормозить на улице для проверки документов, а более смелые пугали, что у меня неправильная форма черепа и в обритом виде я буду похож на полного урода. Некоторые даже сказали, что перестанут со мной общаться, пока у меня на голове не отрастет что-нибудь приличное.

Долгое время под разными предлогами я откладывал бритье головы, но прошлым летом понял – тянуть больше нельзя. К тому же мне предстояла длительная командировка в российскую глубинку, так что я мог не травмировать родных и близких своим новым имиджем.

Когда до отправления поезда оставалось всего несколько часов, я вытащил из шкафа острые ножницы, пену для бритья и набор одноразовых бритв, а потом позвал двух подружек, чтобы они меня обрили. Машинки у меня дома не было, а идти в парикмахерскую не хотелось.

Как это часто бывает у дилетантов, бритье головы прошло совсем не так, как положено. Недостаточно коротко постриженные волосы плохо сбривались, а между тем время поджимало. Возникла угроза, что на поезд мне придется бежать с недобритой головой. Пришлось мне отбирать у девчонок бритву и устраивать мастер-класс: половину голову я ухитрился побрить сам себе перед зеркалом. И, честь и хвала компании «Gillette», обошлось без порезов. Остальное добрили совместными усилиями.

Когда, наконец, я смыл с головы остатки пены, в зеркале отразилось что-то очень-очень странное. Не могу сказать, что я выглядел ужасно, оказалось, что форма черепа у меня все же правильная. Но в зеркале был не я, милый, интеллигентный и обаятельный, а какой-то незнакомый лысый мужик слегка свирепого вида. Ощущение, что мне прикрутили чужую голову. Впрочем, времени разглядывать себя не было, я уже опаздывал на поезд, поэтому быстро собрался и на такси поехал на вокзал. Родные меня так и не увидели.

С того момента, как я вошел в свое купе, началась новая жизнь. Сидящие за столиком три пенсионера, увидев меня, поежились и поспешно освободили место. А когда я вежливо поздоровался, то и вовсе, кажется, перепугались. Всю дорогу они разговаривали между собой очень тихо, то и дело поглядывая на меня с опасливым уважением.

Приехал на место в шесть часов утра. Транспорт ходил редко, поэтому я решил дойти до гостиницы пешком, благо это было недалеко. На первом же перекрестке ко мне подошел какой-то вдребезги пьяный хмырь в кожаной куртке. Без лишних формальностей он приобнял меня за плечо и, дыша кислым перегаром и крепким табаком, зашептал на ухо хриплым басом: «Слышь, кореш, а где тут поблизости можно шлюху снять?»

Этот вопрос поставил мне в тупик. Откуда я знаю, где тут у них в Рязани шлюх снимают?! Но самое страшное заключалось в том, что прежде мне никто и никогда не задавал таких вопросов. Когда на моей голове были волосы, меня скорее могли спросить: «Как пройти в библиотеку?» Чувствуя, что надо соответствовать своему новому имиджу, я процедил сквозь зубы что-то вроде: «Не, братан, я тут ваще конкретно не в курсах». Хмырь одобрительно похлопал меня по плечу и со словами «Ну, извини, братан» зигзагами поковылял куда-то по пустынным улицам.

Самое страшное ждало впереди. Из-за моей новой внешности у меня радикально изменились отношения с противоположным полом. Вообще-то командировки – это идеальная среда для разного рода легких романов. Встречаешься с новыми людьми, пьешь вино на презентациях в честь твоего приезда, а потом просишь кого-нибудь из симпатичных местных девушек проводить тебя до гостиницы. Дальше полагается угостить ее в местном баре чашечкой кофе или бокалом вина, а дальше… как фишка ляжет.

На этот раз все шло не по плану. Когда я после презентации подошел с бокалом к симпатичной барышне, которая, как подсказывал внутренний голос, определенно должна была проникнуться моим обаянием, она почему-то сначала испуганно посмотрела на меня, потом на часы, а потом убежала в туалет. Зато ко мне стала липнуть какая-то страшенная пергидролевая баба из Новокузнецка. Видимо, в бритом виде я соответствовал шахтерским эталонам мужской красоты. Короче, пришлось одному топать в гостиницу и в гордом одиночестве пить коньяк в баре. Впрочем, официанты смотрели на меня с большим уважением и разве что не говорили: «Извольте-с!»

С тех пор прошло уже немало времени. Волосы отросли, и интеллигентные девушки перестали обходить меня стороной. Если честно, то я не жалею, что тогда побрил голову. Однако все, кто хочет вырваться из круговорота рутины, радикально изменив внешность, должны помнить: ВАША ЖИЗНЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ИЗМЕНИТСЯ!

Михаил Дунаев