Мужское горе… от женского ума

Женщины обижаются, что мужчины любят красивых и глупых. Дескать, все фотомодели – дуры, Ксения Собчак тоже на интеллектуалку не тянет. Но кто-нибудь задумывался, каково быть молодым человеком очень-очень умной девушки? Нет? То-то же! А это, должен вам сказать, невообразимо ужасно.

Мне этот гендер как-то сразу не понравился, но пришлось выпить за него еще стопку.

Этим летом случилось событие, которое меня очень воодушевило. Как вы все заметили, в журнале «Будь здорова», куда я с начала года регулярно пишу заметки о мужском взгляде на женскую психологию (авторская колонка «Мужская логика») появилась возможность комментировать статьи.

Раньше я никак не мог узнать реакцию читателей, все мои проникновенные пафосные пассажи тихо и печально уходили в темную трясину интернета. Изучив статистику, я узнал, что где-то 500 человек в день читают то, что я написал. Но что они об этом думают? Интернет, дай ответ! Не дает ответа…

И вот наконец-то появилась обратная связь, ура! И что же мне пишут отзывчивые читатели? Большая часть сообщений меня очень радует. Даже анонимный комментарий: «Absolutnyj bred!!!». Разумеется, критика должна быть. И читатели имеют полное право не соглашаться с автором. Хотя, признаюсь, мне гораздо интереснее, когда не просто констатируют мое ничтожество и неправоту, а как-то аргументируют свое мнение, рассказывают свои истории на заданную тему.

Так вот один комментарий потряс меня до глубины души. Высказываясь о моей статье в прошлом номере, одна из читательниц язвительно предположила, что на самом деле я – одинокая женщина, раз так въедливо копаюсь в судьбах своих знакомых. Я всерьез задумался над этими словами.

Не в том смысле, что запаниковал и стал нервно осматривать себя в зеркале, не женщина ли я, и какого размера у меня грудь. Нет, я определенно мужчина. Но правильно ли писать выставлять напоказ перед тысячами читателей личную жизнь своих близких знакомых, а самому оставаться в благородной тени? Вот моя коллега Аня Пятница самоотверженно описывает самые интимные эпизоды своей сексуальной жизни, а я все про друзей да однокурсниц пишу. Как-то нехорошо, честное слово.

И вот, устыдившись, в этот раз я рассказываю о своей личной жизни и о девушке, с которой встречался целую неделю. Этот номер журнала посвящен шибко умным девушкам, и вот с одной из таких мне и довелось познакомиться.

Историческая встреча состоялась душной летней ночью в клубе, который называется «Проект ОГИ». Те, кто живет в Москве, наверняка знают об этом легендарном интеллектуальном вертепе.

Объясняю, для тех, кто не в курсе. Это такой затхлый подвал в одном из самых диких закоулков на Чистых прудах. Если вы собрались туда впервые, добраться без провожатого, знающего дорогу, нереально . Внутри душные прокуренные залы, оформление клуба топорное, еда невкусная, официанты чудовищно тормозят. И, несмотря на это, в выходные там всегда битком набито. Потому что там интеллектуальная тусовка: каждый второй посетитель если не поэт, то уж как минимум художник. Вся эта компания лихо пьет водку из запотевших химических колб, до хрипоты спорит о французском структурализме и судьбах России, а потом неловко пляшет между столов под разудалую балканскую музыку.

Когда я был студентом филологического факультета, именно в «ОГИ» у нас были самые веселые пьянки. Но потом я как-то остепенился и ходить туда перестал. И вот пару лет назад занесло меня туда в ночь с пятницы на субботу. В это время там царит полнейший угар, интеллектуалы отмечают конец рабочей недели, дым коромыслом.

Я зашел в «ОГИ» после вечеринки в другом клубе выпить кофе, с трудом отвоевал маленький столик и тут же познакомился с Альбиной. Эта милая рыжеволосая девушка активно пила водку в компании каких-то диких бородатых лингвистов, скучившихся вдесятером вокруг небольшого стола. Лингвисты заспорили, является ли Мураками полным говном, и стали так махать руками, что хрупкая Альбина вынуждена была отсесть и оказалась рядом со мной. Мы разговорились. Оказалось, что ей 24 года, она учится в аспирантуре, занимается гендерными исследованиями.

Честно говоря, только услышав слово «гендер», мне уже стоило бы насторожиться и драпать. Но я стал разговаривать с ней по душам, потом взял в баре по коктейлю и как-то размяк. Ее друзья тем времени так упились, что стали обсуждать, «кто кого уважает» и прав ли был покойный Фердинанд де Соссюр.

Сначала я хотел проводить девушку до дому, а потом решили поехать ко мне и выпить чего-нибудь еще. В такси Альбина поворошила рукой мне волосы, потом сказала: «А ты мне нравишься!». И стала целовать взасос. Я не ожидал столь резкого поворота событий, но отступать было некуда. Я послушно пытался шлепать губами в такт.

Дома мы, вопреки моим ожиданиям, не занялись знойным сексом, а стали пить водку и разговаривать о науке. Тут-то и выяснилось, что же такое Гендер.

Страшная штука, доложу я вам. В принципе, это почти то же самое, что пол. Который мужской и женский. Но пол – это физиологические различия мужчины и женщины, а гендер – социальные. Типа, если у кого-то есть член, а у кого-то нет – это пол. А если кто-то воспитывает детей и моет посуду, а кто-то без конца смотрит телевизор и пьет пиво с друзьями – это гендер. Выдумали этот самый гендер американские феминистки. Они хотели научно доказать, что женщин всю историю угнетали мужчины-шовинисты. По словам Альбины, сейчас весь Запад свихнулся на этом самом гендере, проводят кучу конференций, гранты огромные дают. Короче, гендер – это очень актуально, выгодно и интеллектуально.

Мне этот гендер как-то сразу не понравился, но пришлось выпить за него еще стопку. После этого Альбина совсем захмелела и пошла спать. Я тактично лег на другую кровать.

Утром выяснилось, что гендер еще страшнее, чем кажется.

Проснулся я от возгласа «Как ты можешь читать такое говно?!». Я открыл глаза и увидел, что Альбина, надев мою майку, роется в моих книжных шкафах. Некоторые книжки она даже брезгливо кинула на пол. Я стал оправдываться, что это коллекция американской фантастики, которую я собирал в школе. Более того, некоторые книги мне до сих пор нравятся. Альбина посмотрела на меня с легким презрением и сказала: «Придется тебя воспитывать. Мне кажется, ты не безнадежен».

Воспитание началось тем же вечером. Меня повели на вечер современной поэзии. Происходило это в небольшом зале какого-то культурного центра, на мероприятии присутствовало 30 человек: 29 поэтов и я. Даже Альбина вышла на сцену и прочитала какой-то стих про любовь, где мне запомнилась строчка «И ты трусливо грыз подушку». Я с ужасом представил себя на месте героя стихотворения и утер холодный пот со лба.

На другой день мы ходили смотреть какое-то интеллектуальное черно-белое кино, потом на круглый стол «Гендерные аспекты социокультурных исследований», потом на концерт экспериментального джаза. При этом мы даже не целовались, все мои попытки галантного ухаживания грубо пресекались, Альбина говорила, что все это мачистские шовинистические предрассудки и неправильные гендерные стереотипы.

Через несколько дней я не выдержал всего этого и отказался идти на очередное высокоумное мероприятие. Альбина на меня наорала, что я ограниченный и убогий, что она с самого начала поняла, как все плохо, но надеялась, что можно что-то исправить. Короче, мы расстались.

Через год я случайно обнаружил в интернете повесть Альбины (да, она писала и прозу), где в качестве эпизодического персонажа был выведен и я. Повесть имела философский характер, в ней много рассказывалось о духовных поисках героини и немного о ее личной жизни. Я там был изображен в виде полного придурка, которого героиня по пьяни решила «склеить» в баре. А наутро она поняла все его (мое) убожество. Особое омерзение у нее вызвало то, что он (я) вышел к ней утром в розовом пушистом халате. Дескать, это было пошло.

С той поры я зарекся общаться со слишком умными девушками. По мне, так уж лучше с какой-нибудь накрашенной дурой обсуждать новинки в бутиках и тарифы на мобильную связь. Я знаю, что сейчас говорю как «мужская шовинистическая свинья». Это у феминисток любимое ругательство такое. Ну и ладно. Мне плевать. Гендер нас рассудит!

Михаил Дунаев