О спорт, ты - секс!

Нет ничего удивительного в том, что в наши дни спорт, секс и шоу-бизнес сплелись в единое целое. Уже давно доказано, что спорт может быть прибыльным, спорт может быть зрелищным, спорт может быть сексуальным. А раз так, значит, этим надо пользоваться.

Собственно, на спортивный костюм они были готовы закрыть глаза, но шлепанцы с зайчиками вывели их из себя.

После того, как прошлой осенью миллионы россиян сделали рекордные рейтинги телепроекту «Звезды на льду», продюсеры кусают локти, пытаясь угадать, какой же еще вид спорта стоит превратить в популярное шоу. И вот уже «звезды» бьют друг другу морды на ринге – получите-распишитесь, новый проект «Первого канала». Мы возрождаем интерес к российскому боксу!

Впереди, надо думать, целая серия новых ослепительных шоу: «Звезды на татами», «Звезды в бобслее», «Звезды на брусьях», «Звезды со штангой»… Где там у нас еще позиции сильны? В шахматах? Ага! «Ксения Собчак и Андрей Малахов в новом ослепительном шоу «Звезды за шахматной доской». Мировая премьера! Только на Первом канале!»

В каком-то смысле это довольно забавно. Вот только, как известно, шутка, повторенная много раз подряд, перестает радовать. На наших глазах звезды становятся спортсменами, спортсмены становятся звездами, занимая почетное место на страницах бульварных газет.

Более того, звезды спорта начинают восприниматься как секс-символы. Это в советское время не принято было говорить о том, что мужчины смотрят трансляции соревнований по художественной гимнастике в качестве замены буржуазного стриптиза. Дескать, советская физкультурница – это всего лишь наш боевой товарищ в классовой борьбе.

Сегодня ханжество приняло новые формы: функционеры от спорта плетут что-то патриотическое про успехи российских гимнасток, по радио крутят романтичную песню «Для вас рисую Кабаеву Алину»… Но достаточно просто посмотреть статистику поисковых запросов по словам «голая Алина Кабаева», чтобы все встало на свои места. Патриотизм и количество золотых медалей имеют для культа этой спортсменки явно второстепенное значение.

И не нужно думать, что это только мужики такие некультурные и похотливые. Я давно заметил, что знакомые девушки все чаще начинают грезить не о красавцах-актерах или смазливеньких певцах, а именно о спортсменах.

Одной из первых о прелестях любовников-спортсменов спела певица Глюкоза, у которой эта тема проходит красной нитью через все творчество. Девушки склонны ей верить: подтянутые стройные красавцы с ворохом медалей кажутся идеальными спутниками жизни. Это вам не пузатые олигархи с Рублевки.

На самом деле все совсем не так замечательно. Не могу сказать, что я какой-то великий знаток мира спорта, но мое мнение таково: большинство спортсменов – несчастные люди. Я говорю не о тех самых «звездах» спорта, хотя тот же Плющенко явно не от хорошей жизни развелся с женой. Но ведь на каждую «звезду» приходятся сотни «середнячков», простых спортивных трудяг, которые всю свою жизнь отдают тренировкам, однако так и не получают золотых медалей, проигрывают на чемпионатах мира, выслушивают ругань деспотичного тренера и испытывают огромные трудности в личной жизни. Потому что, будем откровенны, кому в наши дни нужен профессиональный вратарь в хоккее на траве из Красноуфимска?

Я за свою жизнь был знаком с несколькими спортсменами, а с одним не очень известным теннисистом даже поддерживаю приятельские отношения. Но самое сильно впечатление на меня произвел чемпион Европы по вольной борьбе, с которым я как-то раз случайно познакомился у станции метро «Беляево».

Произошло это так. Несколько лет назад прекрасным летним вечером, примерно таким же теплым и пьянящим, как сейчас, я приехал в гости к своему бывшему однокурснику. Тогда еще не был принят указ о запрете распития слабоалкогольных напитков в общественных местах, поэтому мы решили совместить приятное с полезным: прогуляться на свежем воздухе и выпить на скамейке хорошего темного пива.

Увы, свободных лавочек в округе не было, поэтому мы пошли к автобусной остановке около кинотеатра «Витязь». Как я узнал впоследствии, в этом кинотеатре находился знаменитый клуб «Сова», который привлекал сластолюбцев со всей Москвы. Насколько я понял, туда бесплатно пускали старшеклассниц из соседних микрорайонов, бармены поили их бесплатно шампанским, после чего разомлевшие девицы были готовы к общению с «галантными» кавалерами.

Нам до всего этого разврата дела не было. Мы сидели на скамейке, беседовали о современном искусстве и пили какое-то очень вкусное бельгийское пиво, когда вдруг со стороны клуба «Сова» к нам направился какой-то очень странный молодой мужчина. Он был высок и мускулист. На нем был синий спортивный костюм с надписью RUSSIA на спине. Однако с его суровым внешним видом как-то плохо сочетались домашние шлепанцы с веселыми резиновыми зайчиками на лямочках.

Странный мужчина подошел к нам и, оправдав самые страшные ожидания, попросил закурить. Мой приятель робко протянул ему сигарету, незнакомец кивнул в знак благодарности, прикурил, затянулся, смачно сплюнул на асфальт и выразительно сказал: «Суки». Мы испуганно переглянулись, но оказалось, что это не про нас. Мужчина чуть помолчал, еще раз сплюнул и, указав на мигающее неоном изображение лупоглазой совы, добавил: «Совсем оборзели. В клуб не пускают. Меня Василий зовут». 

Стало очевидно, что душевной беседы не избежать, поэтому мы протянули руки для крепкого мужского рукопожатия, представились и стали задавать уточняющие вопросы, чтобы поддержать беседу. Оказалось, что Василия не пустили в клуб охранники, потому что он не прошел дресс-код. Собственно, на спортивный костюм они были готовы закрыть глаза, но шлепанцы с зайчиками вывели их из себя. «А я разве виноват? — оправдывался Василий, — Я разве виноват, что у нас тренер все шмотки запер?!»

Тут-то и выяснилось, что наш новый знакомый – чемпион Европы по вольной борьбе уж не помню в какой весовой категории. Через пару дней у него должен был быть какой-то чемпионат, поэтому тренер всех запер на базе, чтоб держали режим. Однако Василию все же удалось сбежать с базы через окно, вот только обувь и одежду нормальную раздобыть не вышло.

«Вообще-то мне надо режим блюсти, — сказал Василий и затоптал сигарету, — Просто у меня такая жопа в жизни… Пацаны, вы поймете». К этому моменту мы уже согласны были быть пацанами, очень уж интересно было слушать истории про чемпионскую жизнь. Но Василий не очень охотно рассказывал про свои спортивные достижения, а все больше сворачивал на тему личной жизни, с которой у него большие проблемы.

«Со мной девчонки охотно знакомятся, — откровенничал наш новый приятель, — Я, типа, красивый такой, спортивный. А как начнешь серьезно встречаться, сразу начинается… Типа, меня все время нет, типа, что это за тренировки все время! А я спортсмен, я все время тренироваться должен».

Собственно, последняя история любви закончилась у Василия именно в этот вечер. У него полтора года была девушка, но когда он уехал на сборы, она позвонила и сказала, что уходит навсегда. Василий крикнул в трубку, что сейчас к ней примчится, потом побежал к тренеру и попросил, отпустить его на пару часов. Тренер долго кричал и ругался, и тогда Василий убежал к себе в номер и прямо в тренировочном костюме и домашних тапочках выпрыгнул в окно. В клуб «Сова» он пошел уже после выяснения отношений с девушкой. Все было кончено. Она выставила его за дверь.

«Я этих козлов из клубной охраны одной левой мог бы завалить, — задумчиво говорил Василий, глядя на далекие огни соседних микрорайонов, — Они бы ничего сделать не смогли. Подумаешь, в тапочках!» Мимо нашей остановки проехал последний ночной автобус. Василий окончательно расслабился, выкурил еще одну сигарету и пригласил нас в «Олимпийский» на чемпионат, где он должен был через пару дней выступать. Мы пообещали прийти.

Когда мы прощались, Вася спросил, что за клуб расположен на другой стороне улицы. Мы сказали, что он называется «Саквояж». Чемпион Европы по вольной борьбе немного подумал, потом широко улыбнулся и сказал: «Надеюсь, что туда меня пустят». И, шаркая тапочками с зайчатами, медленно пошел через пустынную улицу.

Я не знаю, чем закончились потом соревнования, что сказал наутро тренер, как сложилась дальнейшая спортивная карьера Василия. Я только надеюсь, что он все же нашел свое счастье. И что это была вовсе не очередная медаль. 

Михаил Дунаев