Толстый женский юмор

Имеет ли юмор национальную специфику? Конечно. Итальянские комедии сильно отличаются от американских. А есть ли различия между мужским и женским юмором? Лично я не готов ответить на этот вопрос. Но женские первоапрельские розыгрыши – это ужасно!

Моя первая школьная любовь, наша классная староста Аня Петракова выходит замуж за какого-то латиноса и живет бунгало у океана. Бред, да и только!

Вы замечали, что в среде отечественных юмористов наблюдается жутчайшая дискриминация по половому признаку? Посмотрите в телевизор. В КВН практически играют практически одни мужчины. Была там недавно чисто женская команда. Члены жюри, конечно, сюсюкали и умилялись «красоте прекрасных дам», но потом выставили им такие оценки, что не удивлюсь, если девушки потом за кулисами обрыдались.

В «Аншлаге» со смешными тетками тоже ситуация тяжелая. Даже «Новые русские бабки» - и те два мужика. Конечно, за слабую половину человечества отдувается Регина Дубовицкая, но ведь она редко шутит, а чаще просто плаксиво улыбается и говорит: «Здравствуйте, дорогие мои». Мне кажется, для смешной женщины это просто унизительно. Ну и Елена Степаненко есть. Но, простите, кто такая Елена Степаненко без своего великого мужа?! Я никто и звать никак, просто прогуляться вышла!

И что же это за ерунда получается, товарищи? Выходит, что у женщин нет чувства юмора? Да ничего подобного! Сколько я себя помню, самые смешные розыгрыши устраивали всегда девчонки. Например, когда я был студентом, председатель профкома повесила 1 апреля у деканата объявление «Всем, кто сдает деньги на стипендию, следует собраться сегодня в 14:00 в Центральной аудитории». Увидев заветное слово «стипендия», многие не на шутку взволновались и только потом поняли, что вообще-то на нее деньги не сдают, а получают. Мне кажется, очень смешно.

Еще раньше меня неоднократно разыгрывала на 1 апреля школьная староста. Ее звали Аня Петракова, и она была маниакально помешана на чистоте. Настоящим коньком ее была уборка кабинетов. Проверяя, хорошо ли дежурные помыли пол, она доставала из кармана белоснежный платок и старательно терла им линолеум. Затем грязь на платке демонстрировалась дежурным. И уборка начиналась заново. Многие на нее обижались, но не сильно. Такая уж должность у старосты. Как говорили в советское время, Брежнев на самом деле тоже хороший человек, только работа у него поганая – генеральный секретарь ЦК КПСС.

 Каждый год 1 апреля Аня играла со мной незамысловатую шутку. Она звонила мне домой и взволнованным голосом сообщала, что нужно срочно пойти в школу на генеральную уборку. Причем чем скорее, тем лучше. «Слушай, Аня! – робко говорил я, - сегодня же 1 апреля. Как-то все это странно. Может быть, это шутка?» Аня с гневом отвергала мои предположения и говорила, что с генеральной уборкой не шутят. Тогда я уныло плелся переодеваться в рабочую одежду, брал тряпки, и в этот момент снова звонил телефон. В трубки слышался задорный девичий смех и голос Ани: «Обманули дурака на четыре медяка! С 1 апреля!» И вот так каждый год. Впрочем, я на Аню тоже не обижался, ибо в глубине души был в нее влюблен.

После школы нас разметало в разные стороны, и я потерял Аню из виду. Слышал, что она пошла учиться на юриста в какой-то коммерческий вуз. Жизнь шла своим чередом, пока в один прекрасный день у меня в квартире не зазвонил телефон. Я меланхолично снял трубку и сказал: «Алло». В ответ что-то зашипело и запыхтело, а потом я услышал знакомый голос: «Привет, это Аня Петракова, мы с тобой вместе в школе учились. Узнаешь?»  Я узнавал. Судя по всему, она мало изменилась, все тот же бодро-командный тон.

Я устроился поудобнее в кресле и приготовился к интересной беседе. Как никак, первая школьная любовь позвонила. Смущало только, что было плохо слышно. В трубке были помехи, словно что-то булькало. «Слушай, а ты можешь мне перезвонить?, - спросил я, - Что-то плохо слышно». Ответом мне была тишина с шипением, а потом голос Ани: «Нет, не могу. Это из-за междугородней связи такое. Я тебе из Аргентины звоню».

Я прям-таки подпрыгнул в кресле. Какая, блин, Аргентина?! Что за дела! Однако надо было сохранять спокойствие, поэтому я выдохнул и спросил, что она там делает. «А я там живу, - ответила мне из трубки Аня, - Вот, соскучилась, решила кому-нибудь из наших позвонить. Нашла твой телефон». Как-то все это попахивало густым маразмом. Так не бывает! Я стал на автомате расспрашивать ее про жизнь в Аргентине, и подробности показались совсем уж дикими.

Аня рассказала, что уехала из страны пять лет назад, познакомившись на практике с каким-то аргентинским бизнесменом. Вроде как они там поженились и живут в пригороде какого-то портового города. Все это не укладывалось у меня в голове. Моя первая школьная любовь, наша классная староста Аня Петракова выходит замуж за какого-то латиноса и живет бунгало у океана. Бред, да и только!

И тут у меня в голове родилось страшное предположение. Вот оно что! Это же все объясняет! Я, не отрывая трубки от уха, встал с кресла и стал искать на столе календарик. Выходило, что сегодня 1 апреля. Ну конечно же, это всего лишь очередная первоапрельская шутка Ани, старые добрые традиции. Неплохо у девчонки воображение работает! Теперь, когда все стало на свои места, я успокоился и решил поддержать игру. В конце концов, это действительно смешно. Я спросил, есть ли у нее дети. Она ответила, что двое: старшего мальчика зовут Мигель, а девочку – Луиза. Остроумно придумано. Хорошо, хоть не Педро.

Аня продолжала рассказывать про свою семью, про дом, где они живут, про проблемы с гражданством. Но мне показалось, что это уже перебор, шутка затянулась. Перебив Аню, я рассказал, что устроился в нашей старой школе работать дворником. И за 100 долларов в месяц убираю классы, где мы когда-то учились. На том конце провода повисла тишина, прерываемая редкими бульканьями. Потом раздался взволнованный голос Ани: «Это что, правда? Ты, наверное, шутишь». Я  порадовался, что мне удалось сбить ее с толку, и бодро прокричал в трубку: «Первое апреля – никому не верю!»

На этот раз тишина повисла  надолго. Аня явно не знала, что ответить. Я немножко смутился и решил разрядить ситуацию, раскрыв все карты. «А ты здорово придумала про Аргентину», - сказал я, - «Правдоподобно так, с деталями. Когда ты про Мигеля рассказывала, я уже почти поверил. Не то, что раньше, про генеральную уборку». Вопреки моим ожиданиям, Аня не засмеялась. Она некоторое время молчала, потом сказала: «Ну ты и дурак». И повесила трубку.

Полгода спустя на вечере встречи выпускников я узнал, что Аня Петракова действительно эмигрировала в Южную Америку. Говорят, что через год она с мужем и детьми хочет ненадолго приехать в Россию. А еще говорят, что она почему-то очень сильно на меня обиделась. До чего же все-таки День Дураков дурацкий праздник!

Михаил Дунаев