Занимательная сексология для школьников

Хорошо известно, что большинство наших комплексов, так сказать, «родом из детства». И особенно мучительны для нас так называемые «личные» проблемы. Почему так? Да потому что нас так воспитывали! Достаточно взять в руки советские книжки по половому воспитанию подростков…

Эти дети живут в прекрасном солнечном мире с хрупкими фиалками, маленькими жеребятами и международными пионерскими лагерями и делегациями.

Грязные развратные семидесятые

Тема сексуального воспитания школьников всплыла в советской педагогической литературе в семидесятые годы. До этого момента она попросту замалчивалась. Но, видимо, отзвуки сексуальной революции как-то проникли за железный занавес. Надо было начинать с подростками разговор «про это».

В книгах этого времени бедным подросткам внушалось, что они некрасивы и грубы, а их желания противоестественны и вульгарны. И учителя, и книжки, впрочем, старались утешить тем, что, если хорошо себя вести, то можно вырасти приличным человеком. Вот один пример из книги того времени:

«Здравствуй, дружок!

Вот тебе уже двенадцать, а может быть и четырнадцать лет. Ты уже подросток. Это значит, что у тебя начался новый период в жизни, связанный с глубокими изменениями в организме. Ты, наверное, и сама заметила в себе перемену. В последние годы ты очень выросла и стала немного нескладной. Длинными стали руки и их некуда девать. Очень быстро выросли ноги. А у некоторых твоих подруг стал некрасивым нос и появились прыщики на лице».

Автор явно сочувствует этому уродливому прыщавому существу, однако не без некоторого удовольствия смакует его непривлекательность. Девочка, подавленная своей неполноценностью, кажется, должна полностью подчиниться мудрому взрослому, который поможет ей пережить этот ужасный «переходный возраст». Именно пережить, как можно меньше открывая себя миру, заботясь о коже, волосах, зрении и осанке, чтобы не вызывать брезгливость окружающих, утешая себя тем, что «истинная красота – это не только красивая внешность, но и нравственная чистота, одухотворенность в сочетании с чистоплотностью и опрятностью».

Проще говоря, следи за собой, слушайся старших, и эта гадость скоро пройдет.

Тема пресловутой половой близости трактовалась весьма своеобразно: «Чувством достоинства определяется то, что девушка не соглашается на половую связь и никогда не провоцирует ее»; «Последствиями ранних половых сношений могут быть венерические болезни»; «Школьницы 9х – 10х классов должны знать, что интимное общение с молодыми людьми, как правило, заканчивается беременностью»; «Как правило, юноша, добивающийся близости с девушкой, не любит ее»; и, наконец, «Интимные взаимоотношения являются конечным пунктом любви».

Конечно, ведь девочка-подросток настроена романтически и захочет сохранить любовь. «Привлекателен» и образ юноши: ему неведома любовь, он груб, пьян и похотлив, плюс ко всему заражен венерическими заболеваниями: «К одной из девушек, пошатываясь, подходит парень, от которого несет винным перегаром, и приглашает ее на танец. Танцуя, он пытается поцеловать девушку, говорит скабрезности, однако танец продолжается. А ведь девушке следовало бы с самого начала отказать такому партнеру».

Разумеется, подростковый мир не исчерпывается в сознании педагогов 1970-х пьяными парнями и немытыми девчонками. Есть и пионерский коллектив, и дружба, и нужные книги, - все, что поможет подросткам стать достойными гражданами. В книге И. Земской «Свет мой, зеркало, скажи» в принципе хорошие девочки и мальчики пытаются дружить друг с другом, но им мешает очень многое. Мешают им все те же отсутствие вкуса и неопрятность, грубость, необразованность.

Героини Земской не чудовищны, как у большинства авторов, они попросту непроходимо глупы. Аленка в пионерском лагере обливает ледяной водой мальчика, который принес ей фиалки; две Наташи и три Оли навязывают в ультимативной форме свою дружбу парню, а он, естественно, предпочитает Женю Королеву…

Встречаются и «положительные» примеры. Девочка в совхозе выходила жеребенка, другая любит возиться с октябрятами. А пользующийся всеобщим успехом Милан из международного пионерского лагеря подружился с тихой Таней из далекого алтайского села, «единственной красотой которой была коса до пят да добрая улыбка». Подростку в интерпретации Земской на самом деле легко, его проблемы - точно игрушечные, их очень просто решить, достаточно только научиться правильно пользоваться ножом и вилкой и стать доброй. Эти дети живут в прекрасном солнечном мире с хрупкими фиалками, маленькими жеребятами и международными пионерскими лагерями и делегациями.

Глупые романтичные восьмидесятые

Рекомендации из современных книг по половому воспитанию для подростков:

«Если тебе пришлось заночевать в стогу, прими профилактические меры: заткни уши ватой, чтобы туда не заползли всякие букашки и козявки»;

«Длинный нос будет зрительно короче, если на кончик поставить темный штрих»;

«В борьбе со СПИДом не стоит расслабляться»;

«Тяните паузу – и все получится».

В 1980-е годы педагоги и психологи мало того что разрешили подросткам влюбляться, они еще и пытались помочь барышням разобраться в чем подлинная любовь отличается от влюбленности.

Влюбленность основывается на половом влечении, однако это уже не «стремление к половой связи» семидесятых. «Трудно ожидать чего-либо хорошего, когда в нетерпении сердца молодые люди стремятся ускорить события и принимают за любовь первые, пусть и самые горячие порывы», - это только «нетерпение сердца» и «горячие порывы». Но не любовь. Главное – не ошибиться. Основной пафос 80-х – юные еще не могут любить, они для любви просто не созрели.

Попутно юных девушек учат дружить, поскольку без понимания настоящей дружбы, по мнению авторов, невозможна подлинная любовь. А вот если к этой дружбе добавить чувственное влечение, то и получится любовь: «Нормальная земная любовь невозможна без чувственного влечения, а вот влечение возможно и без любви».

Примеры в 1980-е всегда отрицательны, как и в 1970-ые. Так, последний тезис подтверждает судьба Наташи, героини одной из популярных брошюр: Наташа любит Игоря, он же не спешит сделать ей предложение. Одновременно за ней ухаживает Виктор, полностью отвечающий ее идеалу. Наташа выходит замуж за Виктора, и все бы хорошо, но супружеская близость превращается для нее в пытку, потому что нет любви. Однако, в отличие от семидесятых, героини примеров – запутавшиеся, но в высшей степени порядочные и внутренне глубокие барышни.

Откровенные девяностые

В 1990-е годы и до нас докатилась сексуальная революция в полном объеме. Книги, как переводные, так и русскоязычные, снова открывают юным читательницам тайны их физиологии, на этот раз без отвращения. Девушка должна радоваться своему взрослению, не стесняться происходящих с ней перемен и вообще любить себя.

Американские переводные книги знакомят подростков с действительно серьезными проблемами, о которых даже не подозревали авторы прошлых лет. Изнасилование, инцестные домогательства и возможные болезни – вот, о чем должны знать современные тинейджеры. Однако в предисловии к русскому изданию М. Стоппард написано, что «с тобой, конечно, никогда не произойдет многого из того, о чем говорится в книге». Несчастье происходит не с главными персонажами, оно случается с их одноклассницами или приятельницами.

Героиня, с которой, видимо, должна идентифицировать себя читательница, остается здоровой и чистой. Например, Люська, героиня книги Л. Белянской «Очень секретная книга для девочек», отделывается утратой шубки, сумочки и синяком под глазом, изнасиловали же ее старшую знакомую Марину. Получается странная картина: есть барышня и есть реальность.

Реальность может ее коснуться, но все, как в сказке должно закончиться хорошо. «Мирись, мирись, мирись, и больше не дерись!», - заканчивает свою книгу один из современных отечественных авторов.

Арина Тарабукина