Город мехов

Все-таки далеки от россиян идеалы зеленых человечков. Совсем далеки. Жителям средней полосы России зимой холодно, и наличие теплой шубы волнует их гораздо больше, чем агитационная работа среди норок на звероферме. Как говорит одна моя знакомая, «хочу меха, и буду меха».

В этот момент маленькая манекенщица продемонстрировала все коварство модельного мира - с абсолютно невинным выражением лица наступила более именитой и старшей конкурентке на шлейф...

Поэтому показы коллекций мехов вызывают у публики живейший интерес. К тому же меха, как ни крути, символ роскоши, а модный показ дает возможность почувствовать себя избранным, приобщенным к тайнам гламура, и даже в чем-то Анной Винтур - той самой, с которой списана героиня «Дьявол носит Прада». И, вооружившись приглашением, украшенным хвостиком какого-то зверька, я осуществляю хождение в гламур.

Сидя посреди Андреевского моста на показе «Мехов от Мэри», я пытаюсь почувствовать себя диаволом. Место у меня в первом ряду, перед носом подиум, над головой – газовый обогреватель, видимо, символизирующий адский пламень. В ожидании показа я изучаю приглашение – на темно-сером фоне инфернальные серебристые персонажи в шкурах. Графическое решение впечатляет, и напоминает визуальный ряд «Города грехов». Судя по тому, что ряды для зрителей названы именами столиц мод, аллюзия неслучайна: город мехов, стало быть.

Подиум длиннющий, 150 с лишним метров. Лица вокруг знакомы по другим тусовкам того же рода – не мир тесен, прослойка тонка. Дама в Fendi неодобрительно косится на фотографа в стареньких кроссовках, фотограф хладнокровно ковыряет в носу.

В воздухе уютно пахнет газом, напоминая детство, хрущевку и подтекающий вентиль газовой трубы. Все-таки ноябрь, и без подогрева Прекрасные Гламурные Люди рискуют отморозить свои Гламурные Седалища. Светский хроникер, сидящий по соседству, предполагает, что газ пустили зеленые с целью перетравить любителей мехов. А возле баллона с газом стоит милая девушка в розовой шубке, точь-в-точь  мисс Рансибл из «Мерзкой плоти», и, хлопая ресницами… курит. Видимо, она не читала ни классику, ни правила пожарной безопасности. На розовую фею коршуном налетает один из снующих администраторов,  декадентского вида  юноша в мехах, и с трудом уговаривает ее курить где-нибудь в другом месте.

Наконец начинается показ. Открывает его Лада Денс в шубе из черной норки с шиншиллой. Девушка решила тряхнуть стариной, и, вспомнив модельное прошлое, прошла по «языку» настолько безукоризненно, что ее толком никто и не узнал – приняли за модель. Может быть поэтому на обратной проходке великолепно выглядящая Лада досадливо покусывала нижнюю губу. Впрочем, Алену из группы «Другие Правила» в шубе из карликового леопарда не узнал вообще никто – сказывается перепроизводство на «фабриках звезд».

Самыми интересными моделями оказались деловые и вечерние костюмы-двойки из каракульчи и платье невесты, в котором закрывала показ Лолита Милявская: бронзовая органза, отделанная соболем, с длинным шлейфом, который несла маленькая, но вредная девочка.

Лолиту встречали аплодисментами – ее-то узнали все. Госпожа Милявская, приехавшая на Андреевский мост с показа «Фреш-арт», подтвердила свой имидж женщины «без комплексов» - к концу проходки по длинному подиуму «невеста» устала и сбросила туфли прямо в VIP-ложу. В этот момент маленькая манекенщица продемонстрировала все коварство модельного мира -  с абсолютно невинным выражением лица наступила более именитой и старшей конкурентке на шлейф, видимо, требуя дать дорогу молодым. Публика захихикала. Лолита попыталась выдернуть шлейф из-под малолетки, но та упорно стояла на своем, глядя на взрослую тетеньку исподлобья, как пионер-герой на допросе.

Кое-как отобрав деталь туалета у подрастающего поколения, эстрадная дива для надежности намотала шлейф вокруг головы, и вывела на поклон дизайнера коллекции – Германа Шалумова.

Светские дамы тянутся к выходу, журналисты оживленно щебечут по углам, организаторы показа носятся вокруг, зазывая нужных людей на after-party в «Априори».

А я понимаю, что тоже хочу шубу. Большую барскую соболиную шубу «в пол». Ведь чтобы бы ни говорили защитники норок и шиншилл, человек не сильно изменился с тех времен, когда впервые замотался в шкуру мамонта.

Алмат Малатов