Одна история про венец безбрачия

По данным опросов, 87% россиян верят в сглаз и порчу, 76% опасаются скорого появления зеленых человечков, а 0,017% думают, что Михаил Горбачев – это Антихрист, потому что у него родимое пятно на лбу. Увы, нет сведений, сколько российских девушек верит в венец безбрачия. Но мне хватило приключений и с одной. 

... снятие венца – 500 долларов, снятие проклятья – 800 долларов. Оптовикам – скидка...

Бывают в жизни минуты, когда по непонятным причинам на душе удивительно паршиво. В голову лезут мрачные мысли о тщете всего сущего, о бренности бытия, ну и всякое такое в этом роде. Особенно неприятно думать о смысле собственного существования. А есть ли он вообще? Еще год назад в такой ситуации я впал бы в глубокую депрессию, стал бы откладывать треть зарплаты на психоаналитика или с горя купил бы бутылку текилы и пил ее в одиночестве, чокаясь со своим отражением в мутном зеркале…

К счастью, теперь все иначе! Ведь у меня есть внимательные и чуткие читатели, которые отставляют комментарии к статьям и своими яркими отзывами не дают пропасть в пучине печали. А самые проницательные так и вовсе объясняют, в чем же мое предназначение. За отчетный период отличился постоянный читатель нашего журнала Игорь О., который в комментарии к моей прошлой статье написал, что «единственное предназначение этого масонского так наз. МедПортала – печатать подобного рода опусы людей, которые вероятно больны и не знают, чего хотят от жизни». Как говорили в советской публицистике, ни прибавить, ни убавить. Знаю ли я, чего хочу от жизни? Весьма приблизительно. Зато теперь, благодаря Игорю О., я узнал, в чем мое предназначение. И могу служить масонскому ордену с удвоенной силой. 

На самом деле меня очень пугают люди, которые утверждают, что знают истину, которые уверены в своей правоте. Лично я солидарен с создателями сериала «X-files», истина действительно где-то там, а человеку свойственно ошибаться. Но, к сожалению, очень многие люди считают, что их мнение – единственно верное. И ладно бы дело касалось только научных гипотез или прогнозов, что же будет с Родиной и с нами в ближайшем тысячелетии. Но ведь некоторые утверждают, что даже про собственную личную жизнь они знают все наверняка. Хотя уж тут, казалось бы, лучше не зарекаться.

Я понимаю, что рискую получить очередное обвинение в мужском шовинизме, но, по моим наблюдениям, подобная модель поведения больше характерна для женщин. Например, некоторые дамы утверждают, что им суждено остаться старыми девами на всю жизнь. Спрашивается, с чего бы вдруг они это решили? А вот так, говорят они, мы не решили, мы точно знаем. А на самом деле эти люди мешают в одну кучу знание, веру и суеверие. 

Так получилось, что в последние годы стало можно верить во все, что угодно. В советское время полагалось не верить в Бога, зато надо было верить в верность марксистско-ленинского учения. А сейчас на дворе полная свобода совести, можно верить хоть в переселение душ, хоть в мировой масонский заговор. К сожалению, некоторые проходимцы, пользуясь этим  идейным разбродом, зарабатывают деньги на доверчивости наивных граждан. А граждане (чаще гражданки) от этого страдают.

История, о которой я хочу рассказать, относится не к самым выдающимся фактам моей биографии. Короче говоря, стыдно мне за тот случай. Однако из песни слов не выкинешь, что было, то было. Один раз и мне довелось побывать у «народной целительницы».

Случилось это так. Несколько лет назад в воскресенье в 8 утра у меня в квартире раздался телефонный звонок. Я, чертыхаясь, снял трубку и услышал голос Вики, хорошей знакомой еще со школьных лет. Последнее время мы редко общались, и я понятия не имел, что ей от меня могло потребоваться в такую рань. Голос у Вики была какой-то нервный и испуганный, она сказала, что ее подвел знакомый, который обещал с ней сегодня поехать к врачу. И она просит, чтобы я поехал вместо него. Я ужасно хотел спать, поэтому заверил Вику, что я ей помогу, и договорился встретиться в полдень на метро Комсомольская.

Когда мы встретились, я сильно пожалел о своем поступке. Вика опоздала на десять минут и еще с другого конца платформы стала кричать, чтобы я бежал на Ленинградский вокзал и вставал в очередь за билетами. Выяснилось, что мы едем вовсе не к врачу, а к народной целительнице Матушке Парасковее в город Бологое. У меня не было планов на целый день уезжать из Москвы, но было поздно. Через двадцать минут мы уже устраивались в сидячем вагоне фирменного поезда «Юность». 

Тут я наконец-то смог перевести дух и выяснить, насколько серьезно влип. Оказалось, что серьезней некуда. Моя старая подруга Вика выглядела откровенно неважнецки: бледная, как полотно, с заплаканными глазами и общим выражением беспредельного уныния на лице. Выяснилось, что ее неделю назад бросил молодой человек, причем она утверждала, что это уже седьмой такой случай за последний год. Я в уме прикинул, что семь кавалеров за двенадцать месяцев – это не такой уж плохой результат, но благоразумно промолчал. Вика уверяла, что на ней венец безбрачия и родовое семейное проклятие. Вроде бы у нее по женской линии все родственники были несчастливы в любви.

Я спросил ее, зачем нам нужно ехать именно в Бологое, если и в Москве этих народных целителей выше крыши. Вика посмотрела на меня, как на идиота, и стала объяснять, что Бологое – это энергетическая столица России, потому что находится ровно посередине между двумя основными столицами – Москвой и Петербургом. А Матушка Парасковея знаменита на всю Россию тем, что лучше всех целителей умеет помогать при проблемах с личной жизнью. От этого известия я совсем расстроился и даже попробовал купить у проводника пива, но безуспешно. Да уж, не везет так не везет!

Бологое оказалось сильно симпатичнее, чем я думал. Оно расположено между двух красивых озер, а центральная улица с купеческими каменными домами выглядит живописно, как на картинах XIX века. Вот только оказалось, что Матушка Парасковея живет не в центре города, а на окраине, в небольшом деревянном доме. Внешне он напоминал избушку на курьих ножках, но, поднявшись на крыльцо, мы обнаружили за дверью целый офис. В приемной за стареньким компьютером сидела секретарша Матушки Парасковеи, немолодая тетка с пергидролевыми кудряшками и внешностью совхозного бухгалтера. Она выяснила, что Вика еще из Москвы по телефону записалась на прием, и велела подождать, пока Матушка освободится. Мы сели на диван около большой железной двери. На стене мерно тикали часы, в воздухе пахло какими-то восточными благовоньями, Вика нервничала и грызла ногти.

Наконец, железная дверь отворилась, оттуда выскочил какой-то вертлявый мужик в костюме, который поспешил на улицу, бормоча какие-то благодарности. «Петр Семеныч, чек не забудьте!» – раздался грозный женский голос, и из комнаты вышла Матушка Парасковея, огромная грузная тетка в черном платье с рюшечками. «Вы – Виктория?» – спросила она у Вики и плотоядно улыбнулась, показав полный рот золотых зубов. Вика растеряно кивнула и на негнущихся ногах пошла в кабинет. Матушка Парасковея еще раз улыбнулась и пошла за ней.

Через час мы с Викой шли обратно на вокзал. Как выяснилось, Матушка Парасковея гадала на картах и смотрела в хрустальный шар, после чего авторитетно заявила, что венец безбрачия действительно имеется. Равно как и семейное проклятие. Поставив диагноз, Матушка объявила прайс: снятие венца – 500 долларов, снятие проклятья – 800 долларов. Оптовикам – скидка, сразу снять и то, и то стоит тысячу. Вика сказала, что сейчас у нее таких денег нет, и Матушка посоветовала ей приехать через неделю. А пока заплатить 3000 рублей за консультацию. Вика честно отдала положенную сумму Матушке Парасковее, а секретарша выписала ей чек на стареньком кассовом аппарате. Перед отъездом мы за 10 рублей посетили краеведческий музей и пообедали в какой-то столовке около похоронного бюро. Так и закончилась наша поездка.

Вика сэкономила деньги и не поехала второй раз к Матушке Парасковее. Зато полгода назад она вышла замуж за очень симпатичного парня, который работает менеджером в крупном банке. Насколько я знаю, у них все хорошо, про венец безбрачия она и думать забыла. А вот мне не дает покоя одна мысль. Почему венцом безбрачия озабочены только девушки? Почему юноши, даже если у них не складывается личная жизнь, почти никогда не ходят к «матушкам»? Тайна сия велика есть.  

Михаил Дунаев