Как Митя из Hi-Fi был педиатром

Из бывших или недоучившихся медиков, как известно, получаются качественные писатели. Так, например, в литературу вошли Чехов, Булгаков и Веллер. Впрочем, бывшие медики могут переквалифицироваться и в художников, и в артистов.

Журнал «Будь здорова», имеющий опосредованное отношение к медицине и непосредственное — к здоровому образу жизни, начинает серию интервью с бывшими медиками, а ныне звездами эстрады и деятелями искусств. Помимо вопроса «Как вы дошли до жизни такой?» мы постараемся обсудить и другие, не менее животрепещущие темы.

Беседа с Митей Фоминым, солистом группы Hi-Fi и одновременно дипломированным врачом-педиатром, проходила в небольшом московском кафе.

— Митя, Ваша работа в шоу-бизнесе – запланированный жизненный этап или так «само получилось»?

Я всегда подозревал, что буду знаменит, но в детстве и в юности как-то не получалось убедить в этом моих близких. Однако я совершенно четко знал, что буду работать в сфере, связанной с привлечением ко мне внимания – будь то сцена или подиум, цирковая арена или еще что-нибудь. И ждал момента…

— Но откуда взялась медицина?

Из увлечения природой. Кроме того, у нас дома было много домашних животных. И когда пришло время выбирать профессию, я признался маме, что хочу стать ветеринаром.

Но в те времена кто у нас мог быть ветеринаром? Только сельскохозяйственные работники. Это сейчас появились специалисты по нервным заболеваниям животных, тогда же все было гораздо проще. И мама, испугавшись, что я подамся в зоотехники, сказала: нет, ты не будешь ветеринаром, ты будешь врачом.

— И Вы так вот сразу согласились лечить людей вместо того, чтобы лечить зверей?

Согласился. Тем более что перед глазами был человек, который меня очень вдохновлял. Это наш семейный доктор Владимир Георгиевич — интеллигент и балагур. Когда он приходил, мама накрывала стол, мы слушали новые пластинки, которые приносил Владимир Георгиевич, папа играл на гитаре. На меня такие посиделки производили неизгладимое впечатление. В общем, я поступил в медицинский институт на педиатрический факультет.

— Почему именно педиатрический, если не секрет? Очень детей любите?

Люблю, но выбор факультета был обусловлен, скорее, меньшим конкурсом на педиатрическом. А поступить надо было обязательно — армия впереди.

— Учиться в медицинском институте сложно…

Очень сложно.

— Не жалеете о годах, потраченных на учебу? Как-никак пять лет…

Не пять, а шесть. В медицинском учатся шесть лет. А в моем случае получилось семь, потому что после третьего курса я взял академический отпуск, чтобы поехать в Америку, поработать, выучить язык и записать песни собственного сочинения – ведь своей мечты о славе я так и не оставил. И хотя с записью песен ничего не вышло, этот год мне очень много дал. В том числе и в плане выживания.

В Америку я поехал через Великобританию: полгода там, полгода там. В Англии была яркая насыщенная жизнь, а в США… Мы жили в отвратительном мексиканском районе компанией из Новосибирска и делили пятикомнатную квартиру с другими квартиросъемщиками-американцами. Деньги считали по центу в прямом смысле. И когда у меня стала заканчиваться виза, я подумал – ну что, не быть мне музыкантом, не быть мне звездой. И поехал обратно в Новосибирск. Доучиваться в институте.

А, возвращаясь к вопросу о годах, потраченных на учебу – я о них не жалею. Потому что это был очень сильный мозговой штурм. Медицинское образование в корне меняет твое сознание, представление о человеке, о ценности жизни. Ты становишься, в хорошем смысле, более циничным, более спокойным. Для некоторых людей войны, кровь, некоторые другие вещи являются шоком. А тебе все это уже привито. Есть жизнь, есть смерть. Есть здоровье, есть болезнь.

— Что больше всего запомнилось из студенческих лет?

Подготовка к экзаменам, вечные отработки, практикумы, необходимость постоянно присутствовать на лекциях…

— Как я догадываюсь, после института Вы не пошли работать детским врачом. Но медицинское образование в жизни хоть как-то пригодилось?

Чем хорошо медицинское образование? Тебя очень сложно обмануть. Когда ты инженер и не работаешь по специальности,  пока ты не строишь дом — тебе твои знания не пригодятся. А когда ты врач – это применимо к любой части твоей жизни. Например, в тех же спортивных вопросах. Ты понимаешь, что тебе нужно есть до, а что после тренировки. Где белков меньше, где больше, где меньше жиров, стоит ли тебе пить витамины летом. Или что касается сна, ты понимаешь, что ты должен спать не много, не мало, а ровно столько, сколько надо. Я уж не говорю про аптеки, про лекарства и про пищевые добавки, которые нам впаривают на каждом углу. Я могу посмотреть состав и понять, надо это мне или нет.

— Полезные знания…

И еще была одна очень показательная, причем даже не медицинская, а ветеринарная ситуация. С моей собакой. Мы с ней бегаем по утрам, бегаем довольно долго, а собака уже немолодая. И вдруг она становится какой-то очень вялой, заметно, что чувствует себя не очень. Это длится неделю. Потом замечаю, что она испражняется кровью. Я быстро ее в охапку – и в ветеринарную клинику. Там ее посмотрели и говорят, что у нее воспаленная матка, надо вырезать. История примерно такая, как с аппендицитом. Я говорю: давайте задавим антибиотиками. И стал сыпать названиями противовоспалительных препаратов, которые знал восемь лет назад…

— Ветеринары, небось, удивились?

Да. У них был такой вид… Говорят: откуда вы все знаете? А я им: ну, вот знаю (улыбается).

Они стали настаивать на операции. После долгих прений я дал согласие. Собаку забрали, а я сижу, жду в коридоре. И тут выходит лаборант и говорит – идите, посмотрите. В результате, выяснилось, что диагноз был верный, но в довесок к нему обнаружились еще и серьезные проблемы с кишечником: инвагинация в месте перехода из тонкого в толстый. И уже начинался некроз. Поэтому собака и стала себя так плохо чувствовать: день-два — мы бы ее уже не спасли. Все-таки внимательность, какая-то медицинская интуиция меня не подводит.

— Митя, когда Вы болеете, сами себе «прописываете» лечение?

По крайней мере, я понимаю, что со мной происходит, прислушиваюсь к своему организму и порой знаю лучше, чем кто-нибудь еще, что мне на данный момент нужно.

— А своим близким советуете что-то?

Ну, знаете… Я ж уже десять лет как не соприкасался с медициной. За это время наука шагнула далеко вперед, так что никому и ничего советовать я не рискну… Могу ляпнуть – да или нет, но, как правило, это не заменит консультации квалифицированного врача.

— Давайте отойдем от темы медицины: в августе следующего года будет десятилетие группы Hi-Fi. Готовите что-то грандиозное к юбилею?

Мы никогда не отмечали публично дни рождения группы Hi-Fi, но я думаю, что ради такого случая сделаем исключение. Впрочем, пока об этом говорить рано…

— Ну, хоть о чем-нибудь расскажите. Вот, например, я знаю, что  у группы Hi-Fi вышла новая песня «Право на счастье», планируете сделать клип на нее?

Да. Планируется клип на песню «Право на счастье», выпуск нового альбома совместно с DVD, на котором будет живой концерт группы Hi-Fi. Так сказать, подарок и нам, и поклонникам, и всем, всем, всем.

Митя, что вы можете пожелать читателям журнала «Будь здорова»?

Я считаю, что человек всегда должен быть гармоничным и делать то, что он хочет, и то, что приносит ему пользу, радость, успех, деньги, в конце концов. Потому что если вам не нужны деньги, то, наверное, вы монахиня или отшельник. Я за то, чтобы человек всегда знал, что он делает, зачем, почему и для кого. А все остальное приложится.

Светлана Судакова